На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Р. Амбелен
Тайный внутренний круг тамплиеров
стр. 297

Среди приверженцев этого оккультно-мистического учения числилось немало знаменитых людей того времени. Можно привести имена таких деятелей, как Декарт, Лейбниц, Роберт Флудд.

Повторим, что в действительности Христиана Розенкрейца никогда не существовало. Его имя есть не что иное, как искаженные слова на древнееврейском языке: «rosah korôz», означающие «глашатай тайны».

Историографы Генриха IV пишут иногда о его «великом плане»,

о котором уже говорилось в данной книге. В самом деле, упоминание о нем мы находим в работе Сюлли «Воспоминания о мудром и великодушном ведении дел государственных, домашних, политических и военных Генрихом Великим» (1632). Возникает вопрос, действительно ли Генрих IV задумал этот грандиозный план переустройства Европы? И если да, то кто вдохновил его на такой шаг? Неоднократно сообщалось о контактах короля с неким розенкрейцером, известным под различными именами: Иринё Филалет или Иринё Агностус. Это позволяет усомниться в реальном существовании такого человека. Действительно, первый псевдоним принадлежит англичанину по имени Томас де Ваган (см.: Фулканелли. Философские обители, с. 160). Он не мог быть вдохновителем Генриха IV уже хотя бы потому, что родился в 1612 г., то есть через два года после смерти этого короля.

Под вторым скрывался, очевидно, Фридрих Грик, немец по происхождению, родившийся в 1586 г. По мнению некоторых историков, именно он беседовал с Генрихом IV в 1606 г. Однако нам это кажется невозможным по той простой причине, что во время этой беседы Иринё Агностусу было бы всего лишь 20 лет. А 20-летний розенкрейцер в роли советника монарха — это весьма сомнительно.

Таким образом, не существует документов, позволяющих точно установить личность таинственного советника короля. Однако сама встреча наверняка была, ибо семья Беарнца на протяжении двух поколений общалась с розенкрейцерами.

Возьмем, например, знаменитого алхимика Дени Захера, родившегося в 1510 г. Под этим псевдонимом скрывался некий дворянин из Гюйени, настоящее имя которого неизвестно. Король Наваррский Генрих II Бурбон, дед Генриха IV, страстно увлекался алхимией. Дени Захер в 1542 г. работал по его поручению в По, пытаясь своими средствами поправить финансовое положение Наварры. Справился ли он со своей задачей? Скорее всего, нет. Но доподлинно известно, что Дени Захер принадлежал к розенкрейцерам (он был задушен в 1556 г. в Кёльне своим молодым кузеном — любовником его жены).

Его влияние на Бурбонов прослеживается и после появления Жанны д’Альбре, матери Генриха IV, ибо Дени Захер упоминает ее в своих работах как одну из знатных особ, покровительствовавших алхимии и алхимикам.

Таким образом, вовсе не исключено, что, подобно своей мате