На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Р. Амбелен
Тайный внутренний круг тамплиеров
стр. 86

шеназванная Анжелика имела 12 незаконнорожденных детей от разных отцов. Она повела себя так, что при Людовике XIII Цнсте-рианский орден, к которому относился Мобюиссон, вынужден был направить в аббатство следственную комиссию. Когда следователи прибыли, Анжелика ^’Эстре приказала арестовать их, выпороть и посадить в монастырскую тюрьму. Для того чтобы их вызволить и изгнать из монастыря гневную настоятельницу, пришлось применить вооруженную силу. Заметим попутно — и чтобы вы лучше поняли атмосферу аббатства того времени, — что, вплоть до начала XVIII в., содержательницы публичных домов прозывались аббатисами.

Перед лицом этих обстоятельств орден цистерианцев направил в 1618 г. в Мобюиссон мать Анжелику де ла Мот Арно, сестру Робера Арно Д’Андили, принявшую в монашестве имя Анжелики де Сен-Мадлен. Она стала аббатисой в 11 лет, благодаря подлогу, так как в Риме ее объявили на 6 лет старше. Поскольку она обучалась в Мобюиссоне, руководство ордена решило поручить ей навести хоть какой-то порядок и восстановить достоинство монастыря. К сожалению, Анжелика д’Эстре прибегла к помощи наемных солдат и силой выставила из аббатства новую настоятельницу, прежде чем окончательно удалиться из этих мест.

Мы рассказываем об этих событиях, случившихся значительно позже нашей истории, лишь для того, чтобы дать представление читателю о нравах, царивших в монастырях на протяжении столетий. Выше мы уже приводили ряд примеров. Вот еще два свидетельства, которых будет вполне достаточно для данной главы.

Вот что сообщает нам Николя Клеменжи, ректор университета и архидиакон г. Байо, в своей книге «О развращении монашеского сословия» и что, как нам кажется, вполне характеризует XIV в.: «Сколь много печального можно сказать о женских монастырях. Они более похожи не на общины девственниц, посвятивших себя Богу, но на дома проституции, где женщины предаются дебошу, блуду, кровосмесительству, любому разврату, бытующему у публичных девок! И являются ли наши монастыри чем-либо иным, как не гнусными вертепами Венеры, куда стекаются сладострастные и бесстыдные юноши, дабы утолить свою похоть? И разве не общепризнано сегодня, что отдать девушку в монастырь — это все равно, что продать ее в вертеп разврата?» (глава «О бесстыдной жизни монахинь»).

В свою очередь Жан Жерсон, кюре церкви Сен-Жан-ан-Грев, каноник собора Парижской Богоматери, канцлер университета и Парижской церкви и выдающийся богослов (1363 — 1429), также мечет громы и молнии:

«Отверзните же ваши очи, и вы увидите, что монастыри и обители походят на вертепы разврата...» (Заявление об испорченных нравах монахов).

Итак, если мы вернемся к трем принцессам Бургундским, не