На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА В ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
стр. 183

пикой, Д. А. Беленькой, Г. П. Латышевой); Шеляпина Н. С. Археологическое изучение Московского Кремля (Древняя топография и стратиграфия). Автореф. канд. диск. М., 1974, с. 13—14, 18—19, 22—24, 30—34. 25 Лызлов А. Скифская история. М., 1787, с. 33. 26 Относительно источника сведений А. И. Лызлова об обороне Москвы сказать что-либо определенное трудно. Но можно думать, что это ипой, чем у Пауса, источник (хотя в отдельных аспектах и близкий к нему). Во-первых, об этом свидетельствуют фактические неточности в данном месте «Скифской истории», причем неточности тенденциозного характера. Так, великий князь владимирский Юрий Всеволодович назван у Лызлова великим князем «Московским», а князь Владимир Юрьевич, бывший в Москве во время осады ее татарами,— его «старейшим» сыном (Лызлов А. Указ. соч., с. 32), тогда как на самом деле старшим сыном Юрия был Всеволод. Кроме того, сказано, что Юрий сына Владимира «в Москве оставя, заповедав крепцф бранитися с погаными» (там же). Налицо, следовательно, тенденция у Лызлова или у использованного им источника к возвеличению московских князей путем утверждений о существовании уже в 1238 г. московского «великого» князя, об организации им обороны Москвы и, кстати, коломенского боя (см. там же), о том, что сын Юрия, сидевший в Москве, был «старейшим сыном». Никаких подобных тенденций не прощупывается у источника выписки Пауса. Более того, князь Владимир в ней вообще не упомянут: руководит обороной Москвы один воевода Филипп Нянко. Во-вторых, текст выписки предельно лаконичен, соответствуя, видимо, оригиналу. Наоборот, Лызлов, по- видимому, передал содержание известия своего источника об обороне Москвы сокращенно, о чем свидетельствует эпитет «реченный» при упоминании Филиппа Нянка, хотя речи о нем (Филиппе) до этого в «Скифской истории» не было. Все сказанное заставляет думать, что Паус копировал краткий летописный текст, а Лызлов имел дело с пространным источником, вероятно, типа повести позднейшего происхождения, всячески прославлявшей уже московских великих князей и царей. Но, конечно, не исключено, что и этот, поздний источник «Скифской истории» опирался в своем утверждении об активной обороне Москвы в 1238 г. на какие-то более ранние летописные известия, подобные тому, которое воспроизвел Паус (ср. рассказы разных редакций у Татищева: Татищев В. И. История Российская, т. III. М.—Л., 1964, с. 233; т. IV. М.—Л., 1964, с. 375). 27 В литературе неоднократно отмечалась сложность состава известий Лаврентьевской летописи о нашествии Батые на Русь (см., например: Насонов А. Н. История русского летописания XI — начала XVIII в. М., липпом Нянком. Но кое-какие данные для этого все-таки есть. Так, в «Скифской истории» Л. И. Лызлова читаем следующее: «Окаянный же Батый прииде со многим воинством под Москву, и облеже ю: начат крепко ратовали. Сущий же во граде христиане много противишася им, биющеся исходя из града, обаче не могоша отбитися им до конца. Взяша град поганим, и великого князя Юрья сына Владимира плениша; а воеводу именем Филиппа Нянька реченного убиша, и протчий народ посекоша» 25. Здесь недвусмысленно идет речь об активной обороне Москвы, вплоть до вылазок. Очевидно, такая версия существовала в каких-то источниках, не дошедших до В. Н. Татищева, но виденных Паусом26. Можно думать, что это были летописи (или летопись), в которых содержались известия о борьбе с нашествием Батые, отличные по характеру от Лаврентьевской летописи, соответствующие известия которой повторяет большинство других летописей27. Между


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes