На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

М.М. СТАСЮЛЕВИЧ
ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ
Крестовые походы (1096-1291 гг.) стр. 318

шится игрой в мяч1, он ему немедленно пишет: «Я не поверил бы, что человек, подобный тебе, предается столь пустым занятиям и замучивает своего коня без всякой пользы для религии». Нуреддин был очень чувствителен к подобного рода упрекам и отвечал ему собственноручно: «Клянусь Аллахом, если я играю в мяч, то не потому, что меня увеселяет это или доставляет удовольствие; мы находимся в эту минуту на границе, в виду неприятеля; нам приходится беспрерывно садиться на коней и быть настороже. Но нельзя постоянно давать сражения, днем и ночью, зимой и летом; надобно давать людям роздых. Прими в соображение также и то, что лошадь сама по себе неспособна ко всем быстрым движениям, вперед, назад, в направлении, каком угодно; кроме того, нашим лошадям приходится часто оставаться без дела; не лучше ли объезжать их по временам, упражнять и приучать к повиновению голоса всадника? Клянусь Аллахом, вот причины, которые побуждают меня играть иногда в мяч». Обратите внимание также на строгость Нуреддина к самому себе; не найдется второго примера подобного тому, даже между теми, которые живут в кельях, далеко от общества людей. Конечно, в свете мало людей, которые среди игр стараются преследовать хорошие цели так, чтобы их увеселения были приятны Богу и имели перед ним заслуги. А вышесказанное было очевидным доказательством, что Нуреддин не делал ничего без чистоты в намерениях. Так всегда поступают добродетельные люди, которые сознают свои обязанности и исполняют их. Я слыхал, что однажды Нуреддин получил из Египта тюрбан чрезвычайно тонкой и украшенной золотом материи и не хотел даже взглянуть на него. Ему хотели описать его на словах, но он не удостоил выслушать, и так как в это время вошел сори (философ), то он подарил ему тюрбан. Напрасно ему замечали, что этот убор не подходит сори. «Предоставьте ему эту вещь, отвечал Нуреддин, я надеюсь, что вместо этого тюрбана Аллах даст мне что-нибудь лучшее в другой жизни». Нуреддин проводил часть ночи в молитве; любил заниматься благочестивым чтением и упражнялся в добрых делах. Можно сказать, что для него был написан тот стих: «Он соединял отвагу с уничижением перед своим Господом; о, какая это святыня в святыне!» Он изучал науку права и закона по системе ученого Абу-Ганифа. Но он не отвергал и других правоверных учений; напротив, держаться во всем середины было его правилом. Он имел склонность к познанию преданий и учений, оставленных Магометом. Он давал властителям своего времени пример чистой и праведной жизни и оказывал уважение к правилам религии относительно питья, пищи и одежды. Не справедливо ли то, что до него правители жили, как в те древние времена невежества (восточные писатели разумели под этим эпоху идолопоклонства до Магомета), рабами желудка и всякой роскоши, не делая различия между добром и злом? С Нуреддином, напротив, сам Аллах, так сказать, снизошел на землю. Этот государь обращал большое внимание на то, что запрещается и что предписывается религией, и вменял то в правило своим людям, служителям и сановникам; своим примером он назидал весь мир. И не будет ли утешен до конца веков тот, кто сам делал добро и принуждал к тому других? Если кто спросит, каким образом Нуред-дин мог оставаться умеренным при обширности своих владений и огромных доходах с провинций, то тому стоит вспомнить пример царя Соломона, сына Давида, который несмотря на обширность своих владений, стоял во главе благочестивых людей своего времени; можно указать такому еще на нашего пророка Магомета, который владел всей Аравией и при всем том был скромным властителем; вот доказательство, что скромность происходит от того, что сердце не привязывается к земным богатствам.... Нуреддин был исполнен уважения к чистым законам, сообразуясь с их определениями. По этому поводу он говорил: «Мы только слуги закона, наша обязанность


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes