На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

М.М. СТАСЮЛЕВИЧ
ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ
Крестовые походы (1096-1291 гг.) стр. 109

зал напасть с быстротой на войско графа и причинить ему как можно более зла; было предписано не щадить их и нанести им сильное поражение. Император решился на то в уверенности, что все другие князья присягнули ему на верность и также потому, что войска их были по ту сторону моря и нелегко могли бы возвратиться назад: а именно все корабли, которые пристали к другому берегу с товарами или на которых перевозили войска, должны были немедленно удалиться, так чтобы там не стояло в запасе кораблей, и они тщетно желали бы вернуться. Вот почему император старался всегда льстивыми и коварными убеждениями склонять князей к тому, чтобы они являлись в Константинополь поодиночке, а не соединенными силами. Как я уже заметил, прибытие наших вообще было для него подозрительно, а всего более он опасался, чтобы они не сошлись все вместе. Если он оказал такую щедрость князьям, то, конечно, не из великодушие и не из любви к ним, а вследствие отчаянного страха и коварных козней. Наших же, при их простоте и незлобии, трудно было убедить в злобе греков и в хитрости и коварстве их недостойного императора, главным образом потому, что он оказывал в отношении их так много щедрости и льстивой дружбы. XX. Между тем сотники, пятидесятники и отрядные (centuriones, quinquagenarii et numeris militaribus praepositi), получив приказание императора, изготовили свои полки и, приводя в исполнение данное им предписание, напали тайно ночью на лагерь графа. При неожиданности их появления им было легко избить большую часть войска, и затем последовало постыдное бегство и бесстыдное поражение, прежде чем люди успели проснуться и схватиться за оружие. Но наконец по призыву благоразумных они опомнились, собрались с духом и нанесли большое поражение воровским клевретам императора. Хотя наши и мужественно отстояли себя, но затруднительности похода, которые им пришлось преодолеть, и беспрерывные нападения, направляемые на них ежедневно, до того утомили их, что они начали раскаиваться в предпринятом походе и все более и более охлаждались к начатому им подвигу. Тяжкие труды, понесенные ими, произвели в них такое отвращение к самому предприятию, что многие, не только из простого народа, но и из высших лиц, выражали сомнение относительно успеха в будущем и, несмотря на свои обеты, хотели возвратиться назад. Только убеждения епископов и духовенства воспламенили их и склонили настаивать на предпринятом, не оставлять войска и не возвращаться на родину, что также было небезопасно. Граф, получив о том известие, был глубоко смущен; жалуясь на измену, он приказал через послов, отправленных к императору, выразить ему упрек за такое коварство, противное всяким добрым нравам, и объяснить ему, что он вооружил своей людей против его войска в то время, когда граф, сообразно его желаниям и вследствие неоднократных приглашений, послушно находился у него. Он дал знать и князьям, по просьбе и по желанию которых он отправился впереди своего войска, о несчастии, испытанном его людьми, и о явных кознях императора, прося их, как братьев, о мести. Если бы у графа было столько же силы, сколько пламенного желания отомстить за своих, то его не удержали бы такие угрозы и никакое посредничество князей. Он считался человеком отважным и именно таким, который никогда не забывал обиды и настаивал на своем. Император, раскаиваясь в своем поступке и видя, что он далеко зашел, пригласил к себе государя герцога, государя Боэ-мунда и государя графа Фландрского, которые находились на том берегу при своих войсках, желая при их посредничестве примириться с графом. Они явились на его зов и, сознавая, что было не время мстить, хотя и осуждали все произошедшее, взялись идти к государю графу и уговорить его оставить без внимания нанесенное ему оскорбление, которое они считали общим; они указывали на то, что месть отнимет много времени и замедлит их следование по пути Господню. Наконец благочестивым речам князей удалось укротить раздраженного графа, так как он был человек рассудительный; он последовал совету князей и отдался в их распоряжение. Они пришли к императору и единогласно выразили ему свое неудовольствие на


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes