На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

М.М. СТАСЮЛЕВИЧ
ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ
Крестовые походы (1096-1291 гг.) стр. 79

ду, а для меня удержит у сеньора города первую вакансию, которая очистится по случаю смерти клерика. Но это значило спастись от железа, чтобы погибнуть от меди. Купить имущество, которым придется владеть только вследствие смерти владетеля, не может значить ничего другого, как каждый день наталкивать кого-нибудь на человекоубийство.... В следующих главах, от VIII до XVI, автор делает сначала большое отступление, в котором излагает печальное состояние монашества в ту эпоху и рассказывает в назидание жизнь некоторых личностей, поддерживавших своей святостью это учреждение; потом снова возвращается к собственной истории и говорит, как мать на 12-м году его жизни отдала его на попечение одному аббату, а сама удалилась в монастырь; как автор, увлеченный сначала страстями, а после побуждаемый раскаянием, вступил в монашеское звание, и затем как и в монастыре он снова пал нравственно. XVII. Между тем, и в монастырях, предавшись с такой необузданностью писать стихи, что я предпочитал эту достойную осмеяния суету всем книгам божественного писания, я дошел наконец до того, что, увлекаемый своим легкомыслием, имел притязание подражать поэтическим произведениям Овидия, буколикам, и хотел воспроизводить всю нежность любви в созданиях собственного воображения и в сочинениях, которые писал. Мой дух, забыв всю строгость, которой он должен подчиняться, и отбросив всякий стыд религиозной профессии монаха, так много питался обольщениями отравляющей распущенности, что я занялся только тем, чтобы в поэзии воспроизвести все то, что говорилось в наших собраниях, не обращая внимания на то, как оскорбительны были для устава нашего священного ордена все подобные упражнения. Таким образом, я был весь проникнут той страстью и так помрачен обольстительными выражениями поэтов, что многое придумывал собственным воображением; иногда эти выражения производили во мне такое волнение, что я чувствовал дрожь по всему телу. А так как мой дух был постоянно возбужден и забывал всякое воздержание, то в моих произведениях раздавались только такие звуки, какие могли быть вызваны подобным настроением мысли. Кончилось тем, что моя страсть до того возмутила всю мою внутренность, что я иногда позволял себе непристойные слова и писал небольшие сочинения, в которых не было ни ума, ни сдержанности, ни благородных чувств. Когда это дошло до сведения моего учителя, то он был в высшей степени тем огорчен, и однажды ему случилось уснуть под впечатлением грусти, которую я ему причинил. Когда он задремал, ему представилось следующее видение. Он увидел перед собой седовласого старца, смею думать, того самого, который прежде подводил меня к нему и уверял, что моя любовь к учителю останется неизменной; этот старец объявил ему строгим голосом: «Я требую от тебя отчета по поводу этих сочинений, ибо рука сочинявшего их не одна и та же с рукой, которая их писала». Когда мой учитель рассказал мне это видение, мы оба сошлись в способе его толкования. Возлагая нашу надежду на тебя, Господи, мы были опечалены, но вместе и радовались, видя, с одной стороны, доказательство твоего отеческого гнева, а с другой уверенные, что это видение возвещало хорошую перемену в моих наклонностях к постыдному. Действительно, если старец объявил, что рука сочинявшего и писавшего не одна и та же, то из этого прямо следовало, что эта рука не станет упорствовать в столь позорном поведении. Это была та моя рука, которая оставалась моей, когда я употреблял для порока, но она делалась неспособной к воспроизведению столь недостойных ее предметов, когда я предавался почитанию добродетели. Но ты, Господи, знаешь, а я исповедую, что в ту эпоху ни страх перед тобой, ни стыд, ни то знаменитое и святое видение не могли возвратить меня к чистоте нравственной. С тем же бесстыдством, которое овладело мной внутренне, я продолжал писать те зазорные произведения. Втайне я сочинял стихи того же рода, хотя и не осмеливался показывать их всем, или показывал только людям, подобным мне; очень часто, скрывая имя автора, я прочитывал их встречным и радовался выслушивать похвалу от тех, которые разделяли мои


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes