На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Сборник
Парламент дураков
стр. 67

вымя словами. Пусть Насмешник, его паж, насмехается над твоими дурными манерами, все для твоего же блага, чтобы дать тебе шанс исправиться. А если сам хозяин разделает тебя в пух и прах, помни, ему можно доверять, он не из породы пройдох и прохвостов. Если где встретятся погрешности правописания, так в том виноват главный считывальщик, потому что я в свое время тщательно изучил орфографию. Если же что-либо придется не по вкусу в самом сочинении, то это моя вина, обещаю извлечь из своих ошибок должный урок. У. М. Человек с Луны и его необычные предсказания, или Английский прорицатель Однажды, во время долгого путешествия, в конце утомительного дня, внезапно наступившая ночь застала меня в пути. Я не знал хорошо дороги, а поблизости не было никого, чтобы спросить совета, и меня охватил страх. В небе надо мной светили звезды, дикие звери молча смотрели мне вслед, летучие мыши хлопали крыльями у самых ушей, и сова ухала над головой. Пахарь не свистел в поле, не звучала утренняя песня пастуха, охотничий пес не преследовал куропатку, и заяц смело скакал в поисках пропитания, не опасаясь погони, охотников и собак. Леса замерли в задумчивом молчании, поля были объяты тишиной, на небесном своде царствовала тьма. Не пробивался ни единый луч, который осветил бы мне путь, не слышно было ни единого человеческого голоса. Так я и шел, не зная дороги. И вот я добрался сам не знаю куда и заметил, что кто-то сидит на крыльце дома, но кто это — я не мог разобрать. Некоторое время я стоял поодаль, опираясь на свой посох, как усталый паломник, и размышлял, удача или злой рок привели меня сюда. Дом располагался в уединении, и я решил, что передо мной лесное жилище, но вокруг не слышался лай собак. Стояло множество амбаров, и я подумал, что передо мной крестьянский дом, но вокруг не было слышно хрюканья свиней. Дом был окружен рвом, и я подумал, что это помещичья усадьба, но нигде не было видно ни работников, ни слуг, которые вышли подышать, когда хозяйка уже отошла на отдых. Жуя травинку, сорванную у самых ног, я решил не страшиться ничего, что бы ни оказалось в этом доме, и мне было все равно, кто его хозяин, поэтому я смело приветствовал его и спросил, может ли он приютить меня на ночь. Взглянув мне в лицо, он взял меня за руку и повел в дом. Усадив меня в кресло у очага, он, без долгих проволочек, весьма любезно приветствовал меня, а потом удалился в соседнюю комнату. Это показалось мне немного необычным и опять пробудило мои страхи, но я вспомнил, сколь серьезные и любезные манеры он проявил, и снова воспрянул духом. Он был весьма преклонных лет, роста среднего, с румянцем на лице. В наряде его не было видно следов гордыни, а во взгляде угрюмости. В его гостиной царствовала тишина, в кладовых трезвость, умеренность в кухне и целомудрие в покоях. Здесь не нашлось места для перебранок с кухаркой и забав со служанками. Так размышлял я, сидя в полной тишине, когда появился юноша и пригласил меня следовать за ним. Он привел меня в комнату, где за накрытым столом сидел хозяин. Угощение было щедрое и обильное, хотя и без излишеств. Старик приветствовал меня и предложил сесть. — Милостью Божией, — произнес он, и я подумал, что нечего бояться в доме, в котором пребывает милость Божия. Я вкушал угощение, стоявшее передо мной, и пил, когда была в том нужда. Насытившись вдоволь, хозяин, как и в начале трапезы, обратился к Богу со словами благодарности, после чего торжественно повернулся ко мне: — Сын мой, возможно, ты изумлен и полагаешь, что я немой или же слабоумный, потому что не произнес еще и двух слов с минуты нашей встречи, но таков мой обычай, и это хорошо известно всем, кто меня знает. Допустим, я бы спросил у тебя, кто ты. Незнакомец, ты мог бы ответить на этот вопрос, как тебе вздумается. Спроси я, откуда ты прибыл и куда направляешься, ты бы в ответ на первое мог сочинить любую историю, относительно же второго ты и сам еще можешь быть не вполне уверен. Я мог бы спросить тебя, из какой ты семьи, но это бессмысленная женская болтовня, случись так, что ты унаследовал лишь худшие черты своих родителей. Я мог бы поинтересоваться твоим образованием, но такой вопрос излишен, ибо твое поведение и поступки скажут сами за себя. Я мог бы за ужином предлагать тебе отведать кушаний, но какая в этом нужда, когда твой желудок сам знает, чего хочет? Я мог бы поднять за тебя тост, но вдруг, получше узнав твои обстоятельства, я не испытаю желания продолжать наше знакомство? Если ты станешь мне другом, негоже обращаться с тобой грубо. А если врагом? Тогда доброе обхождение покажет мое благородство и щедрость. Если


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes