На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Жан де Жуанвиль, Жоффруа де Виллардуэн
ИСТОРИЯ КРЕСТОВЫХ походов
стр. 152

вия, что впредь никогда не носил ни горностаевого или беличьего меха, ни пурпурного сукна и не золотил стремена и шпоры. Одежда его была из камлота или серой шерстяной ткани; меховая оторочка ее и покрывала на ложе были из шкур оленей, зайцев или ягнят. В пище он придерживался таких скромных вкусов, что никогда не заказывал для себя какое-то специальное блюдо, а принимал то, что готовил повар, и ел то, что ставили перед ним. Вино он пил из стеклянного кубка, разбавляя его водой в зависимости от крепости вина; когда слуга из-за спины готовился налить ему вино, кубок король держал в руке. Людовик IX всегда заботился, чтобы бедные были накормлены, и посылал деньги, чтобы они были распределены между ними. Когда от какого-то вельможи являлись менестрели со своими виолами (род скрипки. — Ред.), чтобы развлечь монарха после обеда, король всегда ждал, когда они кончат петь, чтобы произнести благодарственную молитву. Затем он вставал, — и священники тоже вставали перед ним со словами благодарения. В тех случаях, когда мы наносили ему не обговоренный заранее визит, король обычно сидел на своем ложе. Если в его обществе какой-нибудь монах-францисканец говорил о книге, которую он хотел вслух прочесть королю, тот отвечал: «Не надо читать ее мне. Никакая книга не сравнится со свободным и дружеским разговором после трапезы, когда каждый говорит, что ему нравится». Когда с королем обедали какие-нибудь важные иностранцы, они всегда признавались, что нет ничего лучше общества короля. А теперь я расскажу вам о его мудрости. В самом деле много раз приходилось слышать, как люди говорили, что никто из членов его совета не обладает такой мудростью, как король. Это было ясно и потому, что, когда кто-то советовался с ним по какому-нибудь делу, Людовик никогда не говорил: «Я должен обсудить этот вопрос», а если ясно и четко видел правильное решение, то сразу же отвечал, не справляясь у своего совета. Как я слышал, именно так он и ответил прелатам своего королевства, когда они однажды представили ему петицию. В том случае епископ Осерский обратился к нему от имени всех своих прелатов. «Ваше величество, — сказал он, — присутствующие здесь архиепископы и епископы поручили мне сказать вам, что ваши руки, в которых находится честь христианского мира, теряют ее. И если вы не задумаетесь над этим, то и дальше будете терять ее, потому что в настоящее время никто не испытывает страха перед отлучением от церкви. Посему мы просим ваше величество приказать вашим бейлифам (судебным приставам) и провостам (офицерам полиции), чтобы они принудили всех лиц, которые год и один день назад были отлучены от церкви, дабы они примирились с Церковью». Король, не прибегая ни к чьему совету, ответил, что охотно приказал бы своим судебным приставам и другим должностным лицам принудить этих людей к соответствующему поведению — в том случае, если в каждом случае имеется исчерпывающее знание обстоятельств вынесения приговора, чтобы должностное лицо могло судить, справедливо ли было назначено наказание или нет. Посоветовавшись между собой, прелаты сообщили королю, что не могут представить ему таких сведений, потому что это исключительно дело церковных судов. Король ответил, что и он, в свою очередь, не может ни знакомиться с делами, которые не входят в его юрисдикцию, ни приказывать своим судебным должностным лицам принуждать всех отлученных от церкви получать отпущение грехов, не зная, правильно ли или же ошибочно был вынесен приговор. «Ибо если я это сделаю, — добавил он, — мне придется действовать в противоречии с Божьими законами и принципами справедливости. Я приведу вам следующий пример; епископ в провинции графа де Бретани держал графа под отлучением семь лет, в конце которых тот получил отпущение грехов уже от суда в Риме. И если бы в конце первого года я принудил бы графа, то поступил бы с ним неправильно». Это случилось после нашего возвращения из-за моря: монахи обители Святого Урбана избрали двух аббатов. Епископ Пьер де Шалон — да проявит Господь милость к его душе! — выгнал обоих и вручил аббатский посох вместе со своим благословением Жану де Мимери. Я не признавал этого человека как аббата, потому что он опорочил аббата Жоффруа, который выступал против него и представил его дело перед судом в Риме. Аббатство так давно находилось в моем владении, что право на пастырский посох получил Жоффруа, а человек, которому епископ даровал его, был лишен посоха; но пока этот спор длился, епископ наложил на меня отлучение от церкви. Вот почему на совещании в Париже мы с епископом Пьером де Шалоном вступили в жестокий спор, как и графиня Маргарита Фландрская с архиепископом Реймс-ским, которого она обвиняла в сокрытии истины. На конференции, которая вскоре состоялась, все прелаты попросили короля прийти к ним и


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes