На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 414

показной скромностью упорно отвергающим столь лестное предложение, написан Мором с блеском и большой драматической силой. Возгласы «король Ричард, король Ричард!» завершают ылборы. Толпа расходится. Процедура выборов совершилась так, «как будто бы ни одна из сторон заранее не советовалась с другой», в то время как самим организаторам этой политической комедии «было известно, что нет ни одного человека настолько глупого, чтобы поверить» в непосредственность происходящего. Напротив, каждый достаточно хорошо понимал, что все дело было заранее сговорено. И тем не менее люди принимали происходящее так, «как принимают правила игры», когда «ради хороших манер» некоторое время надо притворяться, что мы ни о чем не догадываемся. Политическую игру Мор сравнивает с игрой на театральных подмостках. И здесь и там есть определенные правила игры. И если на сцене сапожник играет короля и всем известно, что тот, кто изображает его величество, на самом деле всего лишь сапожник, об этом помалкивают. А если кому-то вздумается нарушить правила игры и назвать мнимого короля его собственным именем, один из палачей «его величества» может разбить виновнику голову — и по заслугам, за нарушение правил игры. Те, кто поумнее, не станут вмешиваться в королевские игры. Те же, которые по каким-либо причинам вмешиваются, только «нарушают игру и приносят себе этим мало хорошего»11. Тема этих рассуждений — гражданский долг и реальные возможности человека, действующего в обществе, где в любой момент он может стать жертвой политического произвола, являющегося закономерным проявлением королевского деспотизма. Эта тема, по-видимому, никогда не покидала Мора. Характерно, что и в «Утопии», в знаменитом диалоге с Гитлодеем о королях и советниках, Мор снова и снова возвращается к этой теме12. И вновь его суждение на этот счет достаточно пессимистично. И тем не менее, не меняя своей прежней скептической точки зрения на неблагодарную миссию — пытаться воздействовать на политику королей, автор «Истории Ричарда» и «Утопии» сам вскоре поступает на королевскую службу и становится одним из советников Генриха VIII. Письма Мора к своим друзьям, написанные в этот период, а также воспоминания Уильяма Ро- пера убедительно свидетельствуют о том, что ни в момент поступления на службу к Генриху VIII, ни позже Мор не обольщался надеждами на особое к себе расположение короля, хотя внешние проявления королевской милости к автору «Утопии» легко могли бы вскружить голову, будь на его месте человек менее дальновидный 13. Поступая на королевскую службу, Мор по-прежнему оставался скептиком и не переоценивал возможностей воздействовать на политику короля. Но он был гуманистом, и притом с обостренным чувством гражданского долга. Поэтому, поступая на королевскую службу, 11 «The Complete Works of St. Thomas More», vol. 2, p. 80—81. 12 Т. Мор. Утопия. M., 1953, стр. 52-55. 13 См. письмо Мора Джону Фишеру (1517—1518 гг.) — В кн.: St. Thomas More. Selected Letters. Ed. by Elizabeth F. Rogers. New Haven, 1961, p. 94; W. Roper. The Life of Sir Thomas Moore, knighte. Oxford, 1958, p. 21.


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes