На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 410

Используя старую вражду придворных группировок, Ричард и Бэкингем беспрепятственно смогли под вымышленным предлогом сперва арестовать, а затем и уничтожить почти всех магнатов, близких семейству Вудвиллей, к которому принадлежала королева. Осуществляя эту кровавую акцию, Ричард и Бэкингем воспользовались сочувствием и попустительством недальновидного Гастингса, который только радовался гибели своих противников — приближенных королевы Елизаветы. Однако когда эта акция была завершена и выявилась ненадежность Гастингса как союзника при осуществлении дальнейшей части плана — захвата Ричардом королевской короны, встал вопрос об устранении самого Гастингса. Он был поспешно обвинен в государственной измене и без всякого суда обезглавлен во дворе Тауэра на длинном бревне, послужившем импровизированным эшафотом. Всего лишь несколькими яркими штрихами воссоздает Мор те условия, в которых действуют Ричард и его сонник Бэкингем. Представление читателя о политической обстановке описываемого времени становится еще более полным, когда Мор дает анализ мотивов, побуждавших Бэкингема активно помогать протектору в осуществлении его плана захвата королевской короны. Помимо прямых выгод, которые сулил герцогу Бэкингему союз с Ричардом, Мор обращает внимание на ту атмосферу страха, подозрительности и тайной слежки, которой протектор сумел окружить не только своих действительных и возможных противников, но и своих союзников. В результате обстановка и «настроение людей были тогда таковы, что никто не мог сказать уверенно, кому он может доверять, а кого должен бояться»4. Все это, по мнению Мора, побуждало герцога постоянно помнить, что протектор шпионит за ним, быть может, даже через тех, кого он, герцог, меньше всего подозревает, и потому «он не может свернуть с дороги, на которую встал», и должен до конца содействовать осуществлению планов протектора. Автора «Истории Ричарда» интересуют не только политические мотивы поведения участников исторических событий, но и их психология. Кроме того, что особенно ценно, Мор умеет показать отражение политических событий в общественном сознании, в той социальной среде, к которой он сам принадлежал. Важнейшие события «Истории Ричарда» даны как бы в двух планах: с точки зрения борющихся придворных группировок—Ричард, Бэкингем, их сторонники и противники" (королева Елизавета и ее родня), т.е. те, кто делал большую политику,— и с точки зрения пассивных участников событий — представителей третьего сословия, в частности горожан Лондона, позиция которых отнюдь не безразлична для борющихся за власть феодальных клик. Общественное мнение, складывавшееся в этой лондонской городской среде, очень ярко отразилось в историческом повествовании Мора. Все это придает «Истории Ричарда» особый неповторимый колорит, не имеющий аналогии среди исторических сочинений того времени. Весьма показательно в этом отношении то, как Мор трактует в своей истории массовые сцены, в которых участвуют горожане Лондона. 4 «The Complète Works of St. Thomas More», vol. 2. New Haven, 1963, p. 43.


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes