На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 338

И нет ничего проще, как приобрести ее, если ты ее любишь и к ней стремишься63. Важнейший стимул к тому, чтобы стать добродетельным,— это не только обретение сил в борьбе с жизненными невзгодами, но и завоевание всеобщего признания и славы. Ибо человек, украшенный добродетелями, ценим и почитаем всеми 64. «Чтобы заслужить похвалу, — пишет далее Альберти, — нужна добродетель, а чтобы достичь ее, требуется сильное стремление быть таковым (а не казаться), каким ты желаешь, чтобы тебя считали. Поэтому и говорят, что для добродетели нужно очень немногое — для нее достаточно, как видите, твердой, целенаправленной и искренней воли»65. Таким образом, добродетель — лучшее и общепризнанное украшение человека. Она стоит вне социальных рамок, не предопределена богатством или благородным происхождением, общедоступна и зависит лишь от устремлений самого человека. Чтобы раскрыть высокие свойства души и стать добродетельным, необходимы активность и твердая воля, побуждающая человека к правильным поступкам и действиям. Истинная добродетель не пассивна, но активна и заключена не в самооценке, а в общественном признании высоких достоинств личности. Поскольку добродетель мобилизует силы человека и правильно определяет его поведение, она оказывается важнейшим условием для достижения счастья и во многом предрешает его успех в борьбе с фортуной. Проблема добродетели и ее роли в жизни человека, как видим, получает вполне законченное гуманистическое решение уже в ранних сочинениях Альберти. В «Домострое» он открывает новые грани этой проблемы. Он вводит в определение добродетели понятие bontà (блого, доброта). «По сути мы назовем добродетелью, —пишет Альберти,— только истинную и искреннюю доброту, противоположную пороку, и скажем: лишь тот добродетелен, кого ни жадность, ни сладострастие, ни гнев никогда не побудят причинить несправедливость или зло другим или самому себе» 66. Человек доброго нрава (наделенный добротой) достигает душевного равновесия и спокойствия, он свободен и полезен другим 67. Добрый нрав (buon costume) приобретается подражанием справедливым, щедрым, великодушным, благоразумным, твердым и всегда руководствующимся разумом 68. Иными словами, добронравие являет собой как бы совокупность добродетелей, комплекс virtu. Сущность же этого этического понятия Альберти определяет как идеальную честность, порожденную склонностью души избегать всякой хулы и вызывать благодарность, воздавать должное всем — каждому по его заслугам — и быть полезным обществу 69. Человек благонравный «во имя честности не откажется от трудно- 63 Ibidem. 64 L. В. Alberti, v. I, p. 67. 65 Ibid., p. 138. f Opere volgari, t. 3, p. 58. £ Ibid., p. 59. P * ftidem. 69 Ibid., p. 57-60.


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes