На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 303

и противопоставления их взглядов. Однако оно позволит увидеть различие в решении важнейших философских вопросов представителями двух школ латинских перипатетиков — томистской и аверроистской. Различие в решении онтологической и гносеологической проблемы мышления и познания (в той форме, в какой она ставилась и решалась в XIII столетии) Фомой Аквинским и Сигером Брабантским позволит показать различие между ортодоксальным католическим направлением схоластической мысли и научным движением XIII в., развивавшим идеи арабского натурализма. Проследить это различие представляется тем более интересным, что и то и другое направление считало себя истинным последователем учения Аристотеля. Поэтому неизбежно придется коснуться и вопроса об отношении томизма и аверроизме к учению Аристотеля о душе. Сопоставление взглядов Фомы Аквинского и Сигера Брабантского по названной проблеме позволит также раскрыть научное содержание и значение наиболее характерной и оригинальной теории аверроистов— теории нумерического единства и вечности человеческого разума. Чтобы понять содержание споров о душе в XIII столетии, необходимо охарактеризовать сам труд Аристотеля, являвшийся предметом этих споров. Сенсуалистическая направленность исследования души отчетливо видна на протяжении всей книги античного мыслителя. В первой главе первой книги говорится о неотделимости состояний души от природной материи живых существ5 и утверждается органическое единство всех жизненных функций. Вторая книга посвящена анализу ощущений. Отвергая платоновское противопоставление умственной деятельности — физической, Аристотель отказывается и от наивных воззрений древних натурфилософов 6. Он делает попытку рассматривать живое органическое единство в категориях гилеморфизма: поскольку материя есть возможность, а форма — осуществление всякой субстанции, то «необходимо душу признать сущностью, своего рода формой естественного тела, потенциально одаренного жизнью»7. А так как под сущностью, или энтелехией, живой материи Аристотель понимал ее основную закономерность, ее формирующий принцип, то лишено смысла и противопоставление имматериального —физическому. «Не следует спрашивать, — говорит Аристотель, — представляют ли собой душа и тело нечто единое, подобно [тому как не следует ставить этого вопроса в отношении] воска и изображения на нем»8. Таким образом, единство души и тела, рассматриваемое как единство онтологическое, у Аристотеля можно проследить явно. По словам советского исследователя М. Г. Ярошевского, «исторический смысл 5 Аристотель. О душе. Пер. П. С. Попова. М., 1937, кн. И, гл. 1, 403 в, 18: «....состояния души некоторым образом неотделимы от природной материи». 6 «Поэтому, когда [организм] разрушается, то [человек] не [может] ни помнить, ни любить, ведь эти состояния были свойственны не мыслительной способности, а общей [связи души с телом], которая перестала существовать». — Аристотель. О душе, кн. 1, гл. 4, 408в, 25. 7 Там же, кн. 2, гл. 1, 412 а, 19. 8 Там же, кн. 2, гл. 1, 4!2в, 5.


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes