На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 296

(его имя — Стефан Айохристофорит — сохранил нам Никита Хо-ниат) явился в дом «доброй дамы», где остановился Исаак. Главную часть эпизода составляет диалог «балы» с «доброй дамой», после которого она направляется к Исааку и говорит ему: «Вы мертвы: вот балы императора и много людей (gent) вместе с ним». И так как Исаак уже не мог бежать, он взял шпагу, вышел к балы и спросил его: «Сир, что Вы хотите?» Тот ответил ему оскорбительно, и тогда Исаак воскликнул: «Негодяи, вас повесят!» И он ударил балы шпагой по голове и разрубил ее до зубов. Здесь все — диалог и действие. Напротив, у Хониата рассказ наполнен чисто описательными деталями, замедляющими развитие действия. Хониат (стр. 444 и сл.) не только сообщает, что дом Исаака был расположен близ монастыря Перивлепта, что Айохристофорит явился туда к вечеру 11 сентября 6794 г., не только описывает одежду, в которой Исаак вышел к Айохристофориту, поведение слуг Айохри-стофорита, его попытку ускакать на муле, его бездыханное тело, наконец, — но и цитирует Гомера (Илиада VI, 507; XV, 263) и Софокла (Электра, 25), наполняя рассказ сравнениями и метафорами. Бегство Исаака по городу к храму св. Софии описано у Роберта примерно так же, как у Хониата. Но в отличие от византийского историка Роберт опять-таки применяет прямую речь, заставляя Исаака кричать, что он покончил с дьяволом и убийцей, причинившим всяческое зло этому городу и другим. А в храме Исаак поднимается в алтарь и обнимает крест, ибо он хотел спасти свою жизнь (стр. 23). Этого стремительного enbracha le crois у Хониата нет — зато он, словно замедляя бег художественного времени, останавливается на назначении амвона, куда поднялся его Исаак: «Отсюда убийцы объявляли о совершенном ими преступлении и просили прощения у тех, кто входил и выходил из священнейшего храма» (стр. 446). К церкви собирается толпа. Ее поведение описано обоими авторами совершенно по-разному. В представлении Роберта отношение толпы к Исааку определилось с самого начала. Люди приходили, чтобы взглянуть на этого рыцаря (vaslet), который вел себя так мужественно. Они сразу сказали (опять-таки прямая речь!): «Он смел и мужествен, ибо он совершил столь мужественный поступок». И тут же потребовали: «Сделаем этого рыцаря императором» (стр. 23). В отличие от Роберта Хониат видит, как изменялось настроение константинопольского плебса. Он тоже говорит, что люди пришли посмотреть на Исаака, но тут же добавляет: «Все думали, что не успеет солнце зайти, как Исаак будет схвачен и обречен Андроником на невероятные и невиданные муки» (стр. 446 и сл.). Так думали «все», подчеркивает Никита. Но когда прошло некоторое время, а посланцы императора все не появлялись (ни кто-либо из знатных, неторопливо повествует Хониат, ни из верных слуг Андроника, ни варвары-секироносцы, ни жезлоносцы в пурпурных одеждах — вообще никто), толпа стала дерзкой, языки развязались и собравшиеся стали обещать Исааку свою поддержку (стр. 447). А утром уже каждый житель Константинополя молился, чтобы царство перешло Исааку, а Андроник ответил за все совершенные им злодеяния (стр. 448). Днем воодушев


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes