На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 274

Приведем несколько наиболее красноречивых примеров различного отношения византийских историков раннего времени к варварам. В борьбе двух миров, римского и варварского, все симпатии Аммиака Марцеллина, естественно, на стороне великого, гордого и, по его мнению, вечного Рима 63. Аммиак хорошо понимает, сколь грозна варварская опасность для империи: как ни один другой из писателей того времени, он отдает себе отчет о широком фронтальном наступлении варваров на Рим. И даже успешные походы Юлиана за Рейн — не более как активная оборона от варваров. Никто другой из византийских историков раннего периода не показал с такой убедительностью поистине грандиозный размах борьбы Рима и варваров. При этом, с точки зрения Аммиака, для римлян в борьбе с дикими, свирепыми и коварными варварами хороши все средства: и подкуп, и обман, и натравливание одних варваров на других. В борьбе за спасение своего государства и своей культуры от напора «презренных» варваров Рим, по мнению Аммиака, всегда прав. Натиск же варваров изображается историком как разрушительный ураган, всеобщее бедствие для населения империи. Набеги варваров всегда носят грабительский и опустошительный характер, и борьба с ними — патриотический долг каждого римлянина. Аммиак всегда с горечью, а порою с отчаянием пишет об упадке былого могущества Римского государства. Его пренебрежение к варварским народам — безмерно. Особого презрения заслуживают, по его мнению, дикие кочевники гунны и аланы. Несколько более умерен в своих отрицательных суждениях о варварах Прокопий. В его описании варварских народов, несмотря на то, что он уже отдает должное воинственности, доблести, гостеприимству и другим хорошим качествам некоторых варварских племен, все же всегда звучат нотки презрительного превосходства образованного римлянина над грубыми варварами 64. Политический консерватизм Прокопия тесно переплетается со своеобразным римским патриотизмом. Прокопий всегда мыслит себя прежде всего гражданином мировой римской державы. Все человечество византийский историк делит на римлян (ромеев) — носителей высокой древней культуры и государственности — и на варваров. Прокопий прекрасно сознает, что силы варваров все возрастают, а напор их на империю делается все более грозным. И тем не менее, видя грандиозное столкновение двух миров — римского и варварского, Прокопий полон самоуверенной надежды на полную победу империи. 63 В. Д. Неронова. Отражение кризиса Римской империи в «Истории Аммиака Марцеллина». — «Ученые записки Пермского гос. унта», т. XX, вып. 4, 1961, исторические науки, стр. 71—101; ее оке. Аммиак Марцеллин о варварах.— Там же, № 143, исторические науки, 1966, стр. 79 и сл.; 3 В. Удальцова Мировоззрение Аммиака Марцеллина. — ВВ. XXVII1, 1968, стр. 56 и сл.; R. А. Маrkus. The Roman Empire in the early christian historiography. — «The Downside Review», 81, 1961; W. H С Frend. The Roman Empire in Eastern and Western Historiography. — «Cambridge Philological Society», 14, 1968. 64 Procopii Cesariensis. De bello Gothico, III, 14, 22—30; Procop., De bello Vandalico, II, 4, 29. —Opera omnia, v, II. Lipsiae, 1962.


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes