На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 248

не только долетавшими к нему из-за Альп ветрами Возрождения, но и более религиозной атмосферой. Это обстоятельство сказалось в чрезвычайной живости христианской традиции, которой буквально пронизана каждая глава его трактата. Ссылки на отдельные части новозаветного канона и каноническое право занимают такое же место в системе аргументации, как и ссылки на отдельные части «Свода» Юстиниана. Эта особенность сближает Гусануса с юристами предшествующей эпохи. Отсюда столь бросающаяся в глаза привязанность Гусануса к мнениям Фридриха Якобинуса, Готофра, Ольдендорфа, Иоанна из Феррары и других авторитетов средневекового права. Наконец, как юрисконсульт люнебургской протестантской общины, Гусанус использует малейшую возможность, чтобы сослаться на постановление то магистрата, то съезда дворян, связывая таким образом свою позицию с волей своих покровителей. Таковы в общих чертах особенности интересующего нас трактата. Новизна и шаткость выраженной в нем позиции, так резко контрастирующие с отчетливостью и резкостью тезисов кодификаторов того же права, действовавших столетие спустя, дают основание усмотреть в нем своего рода отправной пункт целого исторического периода в развитии аграрного строя Восточноэльбской Германии. Откладывая подробный анализ этого незаслуженно забытого памятника до другого случая, мы хотели бы только привлечь внимание к трем элементам его содержания, недвусмысленно свидетельствующим о ведущей идее, вдохновлявшей Гусануса. Гусанус прежде всего решительно не согласен с мнением Аристотеля, полагавшего, что рабство, как и свобода, имеет естественное происхождение, т.е. обусловлено законом природы 18. Все люди, провозглашает Гусанус, изначально, по рождению свободны. Институт рабства основан на гражданских законах, устанавливаемых людьми для удовлетворения своих потребностей и регулирования своих отношений 19. Перед нами свидетельство наиболее ранней на немецкой почве формулировки так называемой договорной теории, т.е. «общего соглашения», как предпосылки возникновения гражданского правопорядка. Однако, как и Аристотель, Гусанус не только не видит ничего предосудительного в существовании самого института рабства — в его глазах он представляет собой неизбежный и потому органический элемент этого порядка. Он столь же вытекает из «человеческих потребностей», как и все другие институты этого общества. Решающее значение для понимания ведущей идеи анализируемого трактата имеет понятие «servitus», столь часто и в различных контекстах употребляемое Гусанусом. С одной стороны, очевидно, что Гусанус не склонен считать его равнозначным состоянию древнего рабства. Утверждением о том, что законы древнего рабства ныне среди христиан уничтожены20, открывается вторая глава трактата. Под этим 18 «Tractatus...», р. 131, cap. I, § б. 19 Ibidem. 20 Ibid., p. 137, cap. II, § 1: «Quia vero jam dictum est, vetera servitutis jura hodie inter christianos abolita esse».


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes