На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 242

Духовный климат родины Гусануса, по-видимому, столь же отличался от интеллектуальной атмосферы родины Бонакоссы, сколь различны были социальные условия этих стран и соответственно — пути и формы решения «рабочего вопроса». Только в одном отношении Гусанус сравнился бы со своим «соавтором» по кёльнскому изданию — в равнодушии к внешней, словесной религиозности. Реформация в этом смысле имела те же духовные последствия, что и культура Ренессанса. Естественное право прочно заняло место божественного, идею христианской любви и сострадания полностью вытеснила бесстрастная формула гражданского закона. Земные установления оказываются полностью светского происхождения. Однако специфика духовного мира Гусануса заключалась в том, что он не столь пленен языческой мудростью древности. Всего несколько ссылок на Тита Ливия, Цицерона и Вергилия украсили страницы его трактата. Гусанус систематически черпает лишь из одного кладезя мудрости античного наследия — из Кодекса Юстиниана. Но может быть именно поэтому и трактат Гусануса гораздо ближе к юридическому руководству, чем «соседствующий» с ним трактат Бонакоссы. Однако наиболее важное отличие учености Гусануса от типа учености Бонакоссы заключается в том, что он обеими ногами стоит на почве своего времени — средневековья. Перед нами редкая, удивительная по богатству картина социальных отношений средневековья, рельефностью которой мы обязаны почти полностью тому, что она освобождена от туманившей ее прежде словесной религиозности и морали. Другими словами, в трактате Гусануса время не только остановилось, но как бы повернуло вспять: в глубь веков, только захватив с собой три атрибута, чуждые этим прошедшим столетиям: практическую трезвость и расчетливость протестантизма, нивелир римского права, поистине безграничную алчность дворянства. Первая из них помогла Гусанусу с предельной откровенностью разъяснить суть «нового права» дворянства; вторая — придать этому праву стройность и систематичность положительного закона. Третья же — ярким светом осветила происхождение и цель нового права. Немецкая действительность XVI в. заставила Гусануса избрать себе в качестве наставников не Платона и Сенеку, а средневековых глоссаторов и комментаторов как римского, так и, в особенности, феодального права и среди них — Бартолюса, Балдуина, Феррария, Цазия, Альсия, Фанезия и др. Гусанус часто обращается к знаменитому памятнику феодального права — «Книге феодов», а также к «Саксонскому зерцалу», к имперским эдиктам и решениям имперского суда (Reichskammergericht), к изданию Кассана (Chassanus. Consuetudines Burgundiae) и др. Из этого разнородного материала ему надлежит выработать систему, связать между собой максимы нового права. Задача несомненно трудная и до конца не разрешимая 12. Недаром ссылки на авторитеты занимают больше места, нежели самостоятельное изложение. Общая структура работы следующая. Каждая глава открывается перечнем трактуемых ею вопросов См Husanus. Epistola dedicatoria.


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes