На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 221

было сочетание качественного изменения складывавшейся капиталистической системы с его конкретно-историческим проявлением в жизни европейских государств с качественным различием Нидерландской революции XVI и Английской XVII в., из которых первая утвердила преобладающее положение торгового капитала, а вторая — промышленного. Распад голландского стапельного рынка был не единовременным актом, а длительным процессом, что находилось в полном соответствии с замедленной динамикой развития мануфактурного периода. Первые симптомы упадка датируются временем англо-голландских войн, полная очевидность — примерно серединой XVIII в., а завершение — его концом. Шедшее параллельно постепенное высвобождение промышленного капитала из-под гегемонии капитала торгового, а затем и захват первым господствующего положения, с предоставлением торговому капиталу места лишь «капитала с особой функцией», сделало стапельный рынок как центр ценообразования, с его иерархически соподчиненными четырьмя разрядами купцов-оптовиков, отжившей формой. Процесс ценообразования совершался теперь в стране, где господствовал промышленный капитал,— в Англии, откуда шел массовый вывоз промышленных товаров в разных направлениях. Мировая торговля становилась более полицентричной, выдвинулись новые ее опорные пункты, в том числе ганзейский вольный город Гамбург, по сравнению с которым Амстердам становился постепенно центром распределения подчиненного значения. Механику этого достаточно обстоятельно выявили и проанализировали такие голландские историки-экономисты, как Й. Ф. Нирмейер и Т. П. ван дер Коой15. В том, что республика Соединенных провинций вынуждена была уступить первое место Англии, а сама стать ее покорным кредитором и державой третьего ранга, сыграла свою роль ее, уже отмечавшаяся ранее, экономическая и политическая децентрализация. Она содействовала возникновению гигантской торгово-финансовой, а в известной мере и политической, гипертрофии Амстердама, т.е. амстердамского купечества, поднявшего под себя национальную промышленность и сделавшего ее простым придатком стапельного рынка. А это исключало для республики метаморфозу, совершавшуюся во второй фазе мануфактурного периода. Здесь вырисовывается и объективный критерий оценки политики правящей купеческой олигархии республики. До тех пор, пока эта политика находилась в соответствии с объективными закономерностями первой фазы мануфактурного периода, при всем ее своекорыстии, ошибках и преступлениях, она могла рассматриваться как исторически оправданная. В лице Боксхоорна она нашла своего барда и апологета. Она полностью теряет это свое качество и становится откровенно реакционной с тех пор, как вопреки объективным закономерностям, любыми средствами и способами стремится отстоять от натиска времени и увековечить голландский стапельный ры- 15 /. F. Niermeyer. Historische schets van den Nederlandschen handel — «De Econo-mist», Jg. 92. Haarlem, 1943. T. P. van der Kooy. Hollands Stapelmarkt en haar verval. Amsterdam, 1931.


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes