На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 180

надлежавших английской короне укрепленных центров, особенно в тех многочисленных случаях, когда бастиды располагались не на землях королевского домена, а во владениях местной знати или церкви. Сооружение бастид на земле гасконских феодалов сопровождалось заключением так называемого «париагиума» — соглашения, по которому феодал за определенные экономические льготы уступал королю право на строительство на своей земле 19. Судя по условиям париагиу-мов, феодалов толкала на этот шаг преимущественно потребность в деньгах. Например, в соглашении о строительстве бастиды на земле рыцаря А. Гиллельми, заключенном в 1289 г., из тринадцати пунктов договора шесть посвящены доходам, которые должен получить рыцарь 20. Ему отводилась половина всех доходов от бастиды; кроме того, король пожаловал ему 30 бордосских ливров ежегодного дохода и 100 марок серебра в виде единовременного дара. Конечно, представители гасконской знати, заключившие подобные соглашения с королем, не могли не отдавать себе отчета в том, что появление бастиды на их земле достаточно опасно. Однако далеко не каждый был в состоянии воспротивиться намерению своего сюзерена, а также отказаться от экономических выгод. В этом отношении следует отметить особую роль наиболее могущественных в Гаскони беарнских феодалов. В 1285 г. Констанция, виконтесса Маршьенна, а вслед за ней — ее отец виконт Беарна Гастон VII выразили Эдуарду I протест против незаконного сооружения бастид на их землях 2Î. В своей жалобе английскому королю виконтесса заявила, что сенешал, начав сооружение на ее земле бастиды, «узурпировал ее права и вольности и нанес ей и ее людям большой ущерб» 22. Основной «ущерб», который причиняло феодалам как незаконное, так и законное строительство королевских бастид на их землях, состоял в том, что при этом владелец земли утрачивал всякие политические права в будущей бастиде. Английский король, следовательно, приобретал таким путем определенные дополнительные рычаги для оказания политического давления на феодала: он мог требовать от населения бастиды оммажа и несения военной службы в свою пользу, назначать по своему усмотрению представителей власти в бастиде, совершенно не считаясь при этом с феодалом, на земле которого она располагалась. Кроме того, глубокий сепаратизм местной знати, ее готовность выступить против любого нажима центральной власти, а также подстрекательская роль французского короля приводили к тому, что английской короне было стратегически важно иметь такие укрепленные пункты во владениях гасконских феодалов. В этой связи нетрудно понять, почему стремление к насильственному сооружению бастид на землях знати стало в рассматриваемый период характерной чертой английской политики в Гаскони. Об этом убедительно свидетельствуют, например, привилегии, пожалованные королем фео- *9 RG, v. II, № 1033, 1416, 1494; v. Ill, № 4839. 20 Ibid., v II, Е 1033. 21 Ibid., № 864, 881. 22 Ibid, № 864.


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes