На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 151

рокс освещал в отдельных случаях и социально-экономические проблемы. Фланк разделял преклонение Фюстеля де Куланжа перед анализом оригинальных источников и отрицательное отношение к научным авторитетам. Но будучи человеком совсем иного склада, он совершенно иначе реализовал эти воззрения. В понятие «источников» он включал не только «тексты», но и данные археологии, топонимики, сравнительной лингвистики и этнографии, а также устного поэтического творчества. Он широко пользовался сравнительно-историческим методом, которым пренебрегал Фюстель; все правовые явления он исследовал в генетическом плане от их истоков до расцвета и подходил к ним гораздо более истерично. Наконец, он был несравненно более осторожен и объективен в подборе и особенно интерпретаций источников. Равнодушие Флакка к мнениям других историков имело гораздо более глубокие принципиальные корни, чем у Фюстеля. Он так же упрекал их в односторонности и схематизме концепций. Но причину этого он видел не в политических пристрастиях или научном консерватизме тех или иных авторов, а в принципиальной невозможности для каждого из них в отдельности создать обобщающую теорию. Претензии на это Фланк считал «пустыми химерами» 33. Задача историка, по его мнению, состоит не в том, чтобы создавать социологические теории, а в том, чтобы нарисовать картину прошлого, «все элементы которой извлечены из оригинальных источников и которую можно всегда исправлять, по-новому расставляя акценты, восполняя пробелы, уточняя основные линии»34. Протест Флакка против схематизма и прямолинейности концепций, созданных до него буржуазными медиевистами, был вполне оправдан и закономерен. Он выражал естественную неудовлетворенность схематизмом позитивистской историографии и социологии, неспособных охватить всю сложность исторической действительности, поиски новых путей в исторической науке. Однако у Флакка, в силу собственной его буржуазной ограниченности, это неудовлетворение порождало неоправданно скептическое отношение к возможности широких исторических обобщений. Хотя сам он никогда не высказывал этого прямо, и может быть, даже полностью не осознавал (он и сам оказался создателем новой и весьма односторонней концепции, о которой см. ниже), в этом его скептицизме уже можно видеть зародыши того отрицания достоверности исторического познания, которое несколько позднее привело к кризису позитивистской историографии и возникновению «критического направления». В этом вопросе Фланк решительно расходился с Фюсте-лем, который был глубоко убежден в возможности и необходимости широких синтетических построений, адекватно отражающих историческую действительность, если только они базируются на «правильном» и «точном» анализе фактов и источников. В своем «Происхождении древней Франции» Фланк, по собственному его признанию, также стремился прежде всего «нарисовать кон 33 /. Flach. Les origines...., t. I, p. 21, t. II, p. 4. 34 Ibid., t. II, p. 4.


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes