На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Европа в средние века: экономика, политика, культура
стр. 141

сновальный рыбный промысел в этот период в основном обслуживал рынок. Выгруженный на берег улов соответствующим образом клеймился32, и оставшаяся после сбора налогов рыба продавалась. В уставе говорится о рыбацких лавках (fiske bodh), расположенных на территории рыболовецкого становище («pâ fiskielâgie») или во дворах рыбаков («j sinom gârdhe»)33. По всей вероятности, после путины на промыслы съезжались скупщики рыбы, которые везли ее затем в другие области страны, в города и на ярмарки, или отправляли за границу. О роли торжища в развитии рыболовецких поселений XIV—XV ее. свидетельствует, в частности, тот факт, что ряд новых городов вырос в этот/ период именно из рыбацких поселков с постоянным рынком: это Туршхэл-ла (обл. Седерманланд), Треллеборг и Туматорп (обл. Скове), почти все города Приботтии34 и др. Рыба была важнейшим экспортным товаром Швеции; некоторые купцы специализировались почти исключительно на вывозе рыбы, в городах жили особые торговцы рыбой. В Стокгольме, где рыбное дело было предметом специальной регламентации, привилегии для торговцев рыбой известны с середины XV в. Позднее эти купцы образовали даже цех (окончательно оформленный, однако, лишь в 1684 г.). Аналогичная организация возникла в Норчёпинге; возможно, так же обстояло дело и в некоторых других торговых приморских городах35. В этой связи интересно проанализировать данные, относящиеся к так называемым «laxekarlar» («лососники»). В стокгольмской налоговой описи за 1460 г. их упомянуто 9 (а всего в городе в это время их было свыше 20). Из них уплатили налог 8 человек, причем в следующем размере: четверо— соответственно по 2, 4, 5 и 6 эре, один — 1 марку, один — 1 марку 1 эре и двое — по 1 марке 4 эре36. Общая сумма налога с этих лиц составила почти 7 марок (ср. с 12 марками, уплаченными в то же самое время 33 рыбаками). Очевидно, что имущественное положение «лососников», также неоднородное, вместе с тем было намного лучше положения обычных рыбаков —«fiskere». Возникает предположение, что эти «лососники» были не рыбаки — ловцы лосося, а какие-то торговцы. Н. Анлунд указывает, что«лососники» не столько ловили рыбу, сколько оптом закупали ее, солили и отгружали37. По-видимому, это наблюдение Н. Анлунда правильно. В таком случае, 32 Hamnskrâ, s. 293—294. 33 Ibid., s. 292—293, 294. На иллюстрациях к «Истории народов Севера» Олауса Магии (XVI в.) изображены сцены вяления рыбы, копчения ее в закрытых печах, засолки в бочках, а также продажи копченой, соленой н вяленой рыбы в лавочке. Рыба (в том числе угорь) выставлена там в бочках, связках, нанизанной на веревки и палки, наконец, поштучно. 34 См. А. А. Сванидзе. Из исторгай городского строя Швеция XIII в. —СВ, 28, 1965, стр. 81; О. Olofsson. Op. cit., s. 54, 75 и др. 35 N. Ahnlund. Stockholms historia fore Gustav Vasa. Stockholm, 1953, s. 348; /(. G. Cedergren (red. G. von Schoultz). Svenska skrâsigill. — «Nordiska Museets Handlingar», 20. Stockholm, 1944, s. 18. 36 St. sb. I, s. 6, 7, 18, 19, 24, 30. 37 N. Ahnlund. Op. cit., s. 301.


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes