На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

С. Б. ЧЕРНЕЦОВ
ЭФИОПСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ в XIII-XVI вв.
стр. 160

133]. За это эфиопский эскорт взял приступом селение и разграбил его. Таковы были нравы и отношение к престолу до мусульманского вторжения, в период, о котором дееписатель Леона Денгеля впоследствии писал с ностальгическим умилением: «В эти дни не было неправого и утеснителя; не обижал сильный слабого, не грабился дом бедного, ибо правда и суд были украшением престола сего царя. И были тишина и покой во всех областях его царства» [24, с. 120]. Впрочем, после всех ужасов джихада это время могло вспоминаться как «тишина и покой». Джихад заставил и эфиопского монарха и его подданных на многое взглянуть иными глазами. Необходимость единения перед лицом без преувеличения смертельной опасности стала для них самоочевидной. И это единение царя и народа, престола и церкви всячески подчеркивается в «Хронике» Клавдия как свершившийся факт. В изложении своего хрониста царь Клавдий «печалился весьма о своем народе, печалился более, чем о себе самом» [24, с. 129]. Он был призван свыше для спасения Эфиопии, когда «не дышал дух бога препрославленного и вышнего из-за грехов народа и прогневлений его. Ему же сохранил бог препрославленный и вышний жизнь, ибо жизнь всего народа зависела от его жизни. Вместе с тем он не медлил духом и не ждал долго, чтобы отмстить мусульманам — рука его была высока и меч не возвращался в ножны» [24, с. 130]. Хронист призывает к единению народа с монархом и излагает свой взгляд на роль личности в истории: «Придите все собрания христиан, ублажим изрядного царя Клавдия, рукою которого явилось благополучие, ибо написано оказанное: "Бог пошлет блого стране, но блажен тот, рукою которого пришло благо". Также сказано и о напасти: "Бог пошлет напасть стране, но горе тому, рукою которого приходит напасть"» [24, с. 132]. Клавдий и сам был заинтересован в подобном единении для восстановления своего царства и с самого начала прилагал немалые усилия для его достижения. Он обратился за помощью к церкви, весьма пострадавшей от мусульманского нашествия. Однако церковь сама находилась в глубоком упадке: большинство храмов и монастырей было сожжено и разграблено, многие влиятельные иерархи и простые клирики погибли. Так царю пришлось не только воевать с мусульманами, но и восстанавливать церковь и заботиться о ее организации в целях борьбы с джихадом. Как он это делал, хорошо видно из «Жития» св. Иоанна Дабра-Либаносского, современника и близкого сотрудника Клавдия: «Тогда еще Грань был во всей Эфиопии, на востоке и на западе, на севере и на юге, нависая повсюду, как зимние тучи. Но Клавдий, верующий в бога, отправился в Тигре с немногими воинами, пошел по дороге амхарской, остановился в Шеме и собрал тысячу (воинов) за месяц. При встрече с отцом нашим Иоанном он сказал ему: "Отче, благослови мое царствование!" Ответил ему и оказал отец наш Иоанн: "Да благословит Господь твое царствование благословением всякой твари, да откроет тебе страны затворенные и да затворит для тебя напасти". Царь весьма возрадовался, когда услышал эти благословения, как будто обрел добычу. Кроме того, приказал этот царь чадам Такла Хайманота, сказав: "Выберите достойного мужа, которого мы назначим настоятелем Дабра Либаноса". Тогда собрались все монахи издалека и из близких мест и избрали отца нашего Иоанна. Он говорил тогда: "Не достоин я занять эту должность и далек я от того, чтобы стать настоятелем". И тогда гаворили монахи: "Нет, достоин", "нет, достоин" и поставили его против его воли и доставили к царю. Царь дал свое согласие, и все жители Эфиопии говорили "аксийос, аксийос", что значит "достоин". Затем он был назначен Господней волей и воссел на седалище отца нашего Такла Хайманота, седалище апостольское, подобное седалищу апостола Марка» [72, с. 182-183]. Таким образом, Клавдий, несмотря на срочные хлопоты по набору собственного войска и на необходимость идти навстречу высадившимся португальцам, счел нужным позаботиться и об организации церковной и возобновить с ней тот знаменитый «завет», о котором так много пишут историки. Следуя традиции средневековой эфиопской историографии, исследователи дружно относят его ко времени Иекуно Амлака, династия которого была «восстановлена» при содействии Такла Хайманота, получив за это треть


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes