На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

С. Б. ЧЕРНЕЦОВ
ЭФИОПСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ в XIII-XVI вв.
стр. 112

Эфиопия неизбежно попадала в толе зрения как христиан, так и мусульман Средиземноморья, хотя отнюдь не в качестве главной цели их устремлений. Европейский интерес к «царству Пресвитера Иоанна» в XV в. был весьма велик. В 1428 г. король Афонсу V Португальский (1422—1481) получил от эфиопского царя Исаака послание с очень заманчивым предложением военного союза против мусульман, который предполагалось скрепить брачными узами между двумя царствующими домами, эфиопским и португальским. В 1450 г. король Афонсу писал Зара Якобу. Все это могло положить начало постоянным эфиопско-европейским сношениям. Однако смерть Зара Якоба и последующая сугубо доманиальная и изоляционистская политика Баэда Марьями, равнодушного к окружающему миру, не дали развиться этому начинанию. Когда в 80-х годах францисканцы из Иерусалима послали троих человек ко двору эфиопского царя Александра, тот отказался даже допустить их к себе [52, с. 12—21]. Тем временем в Европе не прекращались поиски путей в Индию. Особенно активными в этом деле оказались португальцы, на что были свои причины. К XV в. европейская экспансия на Восток, принявшая форму крестовых походов, остановилась, натолкнувшись на мощное мусульманское сопротивление. Для наиболее развитых стран. Западной Европы наступила эпоха разложения феодализма и развития буржуазных отношений внутри каждой страны. На смену внешней экспансии пришло внутреннее развитие. В этом отношении, однако, Португалия явилась исключением. Как пишет О. С. Томановская, «к началу XV в. социально-экономические условия в Португалии напоминали те, которые в свое время в Центральной Европе породили первые крестовые походы на Восток. Португалия в тот период была малонаселенной страной со слабо развитыми ремеслами и небогатой торговлей. Португальские товары ценились невысоко на иноземных рынках и потому, несмотря на довольно значительный флот и развитое мореходство, не могли принести Португалии экономического процветания, как она принесла его, скажем, итальянским республикам.... Бедственное положение страны требовало какого-то выхода. Таким выходом, пусть даже временным, мог стать крестовый поход. Вот почему, когда в 1412 г. возникла идея крестового похода, она нашла живой отклик в стране. В походе были заинтересованы все слои португальского общества: одни стремились избегнуть тягот, подневольного труда на родине, другие надеялись поправить свое положение за счет военной добычи, третьих манила мечта о славе и мираж восточных богатств, а горожане, особенно купцы и судовладельцы, думали извлечь выгоды из организации самого похода» [17, с. 72]. Этим португальским крестовым походам (как и всем предыдущим) не суждено было увенчаться тем успехом, на который надеялись их благочестивые устроители. Они не смогли уничтожить ислам и «ценой трудов своих и затрат привести эти души на истинный путь, помня, что нельзя принести Господу большего дара» (слова Гомиша Занивда Зурары, автора «Хроники открытий и завоеваний Гвинеи») (цит. по [17, с. 7бр. Однако такие крестовые походы побудили португальцев выйти в Атлантический океан и совершить столь далекие плавания, на которые ранее европейцы не отваживались. Это достижение обычно приписывают деятельности принца Генриха Мореплавателя, о котором Дж. Брюс сообщает: «От самой нежной юности своей принц Генрих со страстью любил математику и изучал со тщанием астрономию. Щедрый и доблестный, он был врагом предрассудков, суетности и гнева. Он весьма милостиво обращался с теми евреями и арабами, которые одни, быть может, могли дать пищу тому пылу, с которым он занимался, науками. Напрасно, конечно, мечтал он сделать Португалию конкурентом в той средиземноморской торговле, которую вела Венеция. Но у него оставалось другое средство искать путей в Индию: для этого нужно было пересечь Атлантический океан» [38, с. 143—144]. Современные исследователи в значительной степени развеяли эти романтические представления о принце Генрихе как «о человеке, который по своему интеллекту, эрудиции, по широте мировоззрения значительно превосходил своих современников». На


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes