На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

С. Б. ЧЕРНЕЦОВ
ЭФИОПСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ в XIII-XVI вв.
стр. 109

направлял герой его повествования. Вероятно, такая мысль и в голову ему не приходила. Тем не менее это было так. Тесная дружба между Баэда Марьямом и Марха Крестовом восходит еще к 1462 г., когда этот настоятель Дабра-Либаносский, только что занявший место аввы Андрея, сосланного Зара Якобом, имел смелость вступиться за царевича перед грозным царем. На протяжении всего царствования Баэда Марьями, решительно упразднявшего все, сделанное Зара Якобом, Марха Крестов всегда поддерживал царя. Баэда Марьям же, в свою очередь, всячески благотворил Дабра Либаносу земельными денежными вкладами и отдавал ему «в удел» новые храмы и обители. Вполне приязненные отношения сохранялись у Марха Крестоса и с Александром, мать которого, Ромна, бывшая одно время регентшей его царства, перед смертью приняла постриг и удалилась в один из привилегированных келлиотских монастырьков близ Дабра Либаноса [78, с. 286]. Разумеется, казнь Амда Микаэля, которого «Житие» Марха Крестоса называет его «духовным сыном» (цит. по [78, с. 28Эр, должна была несколько омрачить эти отношения. Однако с раскаянием царя: они были, по-видимому, восстановлены. В результате горестные строки из «Жития» Марха Крестоса о князьях эфиопских, которые «пожирали друг друга, как рыбы морские, и уподобились зверью рыскающему», были написаны рядом с той самой «новой гробницей», где покоилось тело недавно канонизированного святого и мученика Амда Микаэля, первым подавшего царским военачальникам соблазнительный пример своевластие. Вся последующая кровопролитная борьба между такими военачальниками, как Заселус и Такла Крестов, была вызвана их стремлением занять при бессильном и несамостоятельном царе то положение могущественного временщика, которое в свое время занимал Амда Микаэль при малолетнем Александре. Эта борьба расшатывала эфиопское государство и увеличивала опасность со стороны мусульман Аделя, со времен Бадлая забывших о поражениях. По иронии судьбы «святой» Амда Микаэль остался в эфиопской средневековой историографии как единственный человек, который был способен дать отпор мусульманам и чья гибель явилась для христианской Эфиопии непоправимым несчастьем: «И был один наместник, по имени Амда Микаэль. Он занимал эту должность от Зара Якоба до Александра без смещения. И был он праведен, богобоязнен и мудр. И ненавидел он мусульман за веру их, и знал обычай их суетный, и они много ненавидели его.... И когда услышали о смерти раса Амду амалики-тяне, которые были на судилище, то возрадовались они радостью великбй и захватили в Нагаре и Фатагаре людей и имение их и продали их продажею» [74, с. 547—548]. Эта память об Амда Микаэле как надежном защитнике от мусульман оказалась столь сильна, что в 1525 г., когда мусульманская опасность возросла необычайно, царь Леона Денгель распорядился перенести прах Амда Микаэля из Дабра Либаноса в царскую усыпальницу Атронса Марьям, где он был помещен рядом с телом своего погубителя, царя Александра [78, с. 292]. Тем не менее к 1495 г. осознание если не причин, то уж во всяком случае последствий феодальных усобиц и слабости царской власти стало в христианской Эфиопии достаточно отчетливым. Необходимо было бороться с этим злом, и Наод, провозглашенный царем в октябре 1494 г., уже в январе 1495 г. отправился в Дабра Либанос, где он посетил могилу матери и «поклонился гробу отца нашего Такла Хайманота». Однако это был не простой визит вежливости. Еще не царствовавшему, но уже дважды свергнутому Наеду досталось тяжелое наследство. Его положение хорошо описал шотландский путешественник Дж. Брюс, побывавший в Эфиопии в 1768—1772 гг., где он основательно познакомился с эфиопскими летописями, в том числе и с не дошедшими до нас: «Но царство находилось в положении, которое делало управление слишком трудным для одного человека. Постоянные интриги царицы Елены, золото, раздаваемое мусульманами вельможам, поражение войска в последней войне с Адалем, измена Заселуса, преждевременная смерть юного царевича, подававшего надежды исправить зло, — все это несло бедствия и раскол для государства и прежде всего для


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes