На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

С. Б. ЧЕРНЕЦОВ
ЭФИОПСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ в XIII-XVI вв.
стр. 101

царя помиловать его от этого сожжения, его отдали гера-бацреваджатам, чтобы они заковали его десятью цепями» [24, с. 99-100]. Влияние центробежных движений чувствовалось не только внутри христианского царства. Видя ослабление контроля со стороны центральной власти, восстал Адель, всегда бывший то ненадежным вассалом, то грозным противником эфиопских царей. Баэда Марьям назначил в Адель наместником своего доверенного человека Гавра Иисуса, «ибо он был бехт вададом и гарадом Бали». Однако, «когда он прибыл в город этих мусульман, нашел их готовыми выступить в страну нашу — всех сеюмов Аделя вместе» [24, с. 100]. Попытка восстания довольно быстро была подавлена, и Базда Марьям решил отпраздновать эту довольно незначительную победу столь же широко, как в свое время Зара Якоб отпраздновал победу над скотом Бадлаем»: «Посему возблагодарил бога царь наш Базда Марьям и сообщил это радостное известие акабэ-саату Амха Сиону. Тот, услыхав, обрадовался и возблагодарил бога. На другой день это радостное известие было сообщено через глашатая всему войску, и был весьма большой шум от плясок и пения. И повелел царь наш установить моления» [24, с. 100]. «Установление молений», подобное ежемесячному празднику дня победы над Бадлаем, а также участие в этом акабе-саата Амха Сиона очень напоминает методы Зара Якоба и вызывает подозрение: не по инициативе ли Амха Сиона было затеено церковное действо? Впрочем, церковным оно было только по форме, а цели имело вполне светские — поднять пошатнувшийся престиж царской власти, и прежде всего в воинской среде. Видимо, чувствуя непрочность своей власти и постоянно сталкиваясь то с заговорами, то с попыткой мятежа, Баэда Марьям счел за блого вернуться к помпе и строгому придворному церемониалу, введенному Зара Якобом. Однако у Зара Якоба разработанный им этикет был зримым проявлением его действительно самодержавной власти. За реальным осуществлением этой власти бдительно следил целый аппарат царских чиновников не только при дворе, но и в отдаленных областях. У Баэда Марьями же, не имевшего прочной опоры ни при дворе, ни в войске, аналогичные действия выглядели слабыми потугами. Недаром «все судьи» отговаривали царя от помпезной казни сожжения заживо. Говоря о разнице между положением отца и сына в сугубо придворном кругу, можно заметить, что, если Зара Якоб был'окружен слугами, та Базда Марьям — достаточно самостоятельными вассалами, которые, в отличие от слуг, не только высказывали свое мнение, но и считали себя вправе на нем настаивать. К тому же победа Зара Якоба «ад мусульманами Аделя была весьма решительной, надолго замирившей это беспокойное государство. Что же до радости Баэда Марьями по поводу победы Гавра Иисуса в Адале, то она оказалась преждевременной. Его репрессии только сплотили мусульман, а большая карательная экспедиция, посланная под водительством того же Гавра Иисуса и Махари Крестоса (старого доверенного слуги Баэда Марьями, претерпевшего в свое время еще от грозного Зара Якоба), закончилась полным уничтожением христианских войск. Гибель христиан оставалась неотмщенной, поскольку царь не имел силы покарать Адель и ограничился тем, что «повелел раздать святым, как и прежде.... милостыню, исповедаясь пред господом богом своим, молясь о спасении душ людей своих, которые были побеждены. После этого он никуда не ходил, кроме Ваджа» [24, с. 106]. Именно в это время (1477 г.) Баэда Марьям взялся за разрешение давно назревшего вопроса о митрополите для Эфиопии, относительно которого дабралибаносцы и потесненные ими с политической арены евстафиане придерживались прямо противоположных воззрений. В свое время Зара Якоб практически уничтожил политическое значение митрополита в Эфиопии, еще со времен Филиппа Дабра-Либаносского, тесно связанного с Дабра-Либаносским монастырем. Евстафиане же, активно вовлеченные тем же Зара Якобом в политическую и придворную жизнь феодальной монархии, напротив,


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes