На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

С. Б. ЧЕРНЕЦОВ
ЭФИОПСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ в XIII-XVI вв.
стр. 98

Так началось расточение старых кадров царской администрации, преданных не столько вотчинным, сколько монархическим интересам, администрации, с таким трудом созданной Зара Ямбом. Упоминание о «многих монахах» среди роптавших и наказанных весьма симптоматично, так как церковники составляли значительную часть этой администрации. То, что они 'были отправлены в ссылку в южные монастыри, заставляет предположить северное происхождение этих «монахов», ибо царь вряд ли стал бы ссылать их в родные обители, где они встретили бы скорее сочувствие и поддержку, нежели осуждение и строгий надзор. Все это недвусмысленно указывает на падение при Баэда Марьяме политического влияния при дворе северного монашества, которым оно было обязано централизаторской политике Зара Якоба. Однако, как показали дальнейшие события, этот переход от централизаторской политики к доманиальной, столь решительно осуществляемый Базда Марьямом, был задуман в очень неподходящее время. Вдоль побережья Африканского Рога уже началось медленное, но мощное и неотвратимое перемещение кочевых народов, которое неизбежно должно было затронуть не только прибрежные народы и торговые государства, но и высокогорную Эфиопию. Этой опасности Баэда Марьям не разглядел. Он только что принял омаж от правителя Аделя и благодушествовал в своем домене, обстраивая его, учреждая храмы и развлекаясь охотой, «ибо обычай у царей, придя в эту землю, охотиться на зверей» [24, с. 90]. Вторжение кочевников доба, подпираемых с северо-востока сомалийскими племенами, мало обеспокоило Баэда Марьями. Он не спеша собрал свои полки и отправился в Тигре, по дороге принимая омаж от знати л церковников Ангота. Военные столкновения на границе, всегда утомительные из-за обычной тактики кочевников нападать внезапно и так же быстро исчезать в пустыне, избегая решительного сражения, были восприняты царем как заурядная неприятность, которой следует противопоставить лишь некоторую настойчивость и личное присутствие. «Царь поклялся пред собранием: "я не уйду из этой страны, не вспахав поля, не посеяв хлеба и не накормив моего коня этим хлебом. Будьте тверды, сражайтесь и не стремитесь уходить в ваши города"» [24, с. 93]. Не смутили его и первые военные неудачи. Когда Баэда Марьяму донесли, что доба уничтожили полк гарада Бали, «царь, услыхав это, на другой день держал речь к своим воинам, и сказал им: "раньше было так на войне, что люди то поражаются, то побеждают; ныне же укрепите сердца ваши и да не войдет страх в мысль вашу, ибо есть бог, который поможет нам во время свое"» [24, с. 93]. Он вызвал из Цельмата полк Жан амбра, поселенных на этой границе, но посланных сражаться в Цельмат, и с помощью этих войск, хорошо знакомых с местностью и тактикой своих кочевых соседей, разгромил доба. Царский дееписатель склонен описывать эту победу в восторженных тонах: «И сотворил бог по слову его. Он повелел, чтобы было вспахано поле, чтобы посеяли хлеб и от этого хлеба накормили коней и мулов своих. И исполнилось слово пророчества его, ибо пророком был царь наш Баэда Марьям и для себя самого» [24, с. 95]. Однако Баэда Марьям оказался плохим пророком: он не только не смог обезопасить на сколько-нибудь длительный срок свои северо-восточные границы, но был не в состоянии надежно замирить тех же доба. И полвека спустя они представляли все ту же опасность, как свидетельствует об этом Франсишку Алвариш: «От этой дороги, по которой мы путешествовали и которая ведет от моря на юг, живут мавры, называемые доба, потому что их страна называется Доба, и. это не царство. Говорят, что там двадцать четыре волости, и что когда двенадцать из них в мире, остальные всегда в войне. В наше время мы видели их всех в войне, и мы видели двенадцать начальников, которые бывают иногда в мире, при дворе, потому что они подняли мятеж и пришли мириться. Когда они приблизились к шатру Пресвитера Иоанна, каждый из этих начальников нес камень на голове, придерживая его обеими руками. Говорят, что это знак мира и что они пришли просить прощения. Эти начальники были приняты с честью.... При заключении мира Пресвитер Иоанн повелел их выслать из


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes