На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

С. Б. ЧЕРНЕЦОВ
ЭФИОПСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ в XIII-XVI вв.
стр. 97

Андрею, да будет ему в удел Дабра Нагуадгуад; отныне да не будет он отдельно от Дабра Либаноса". И об этом он установил завет с ними и никогда не прекращал каждое утро давать необходимое для сей церкви» [24, с. 90]. Так разрешился давний конфликт Дабра Либаноса с правящей династией, которая готова была благотворить монастырю на условиях вассальной зависимости монахов, чьи игумены со времен Зара Якоба наравне с наместниками являлись ко времени принесения податей и уже смирились со своей зависимостью. То обстоятельство, что доманиальные интересы составили основу политики Баэда Марьями, отчетливо проявилось и в церемонии коронации. Баэда Марьям повелел совершить ее, хотя и по аксумскому чину, возобновленному Зара Якобом, но не в Аксуме, а в собственном домене, куда были вызваны «все потребные для пострижения... все дабтара из своих монастырей и мужи Аксумские со своими законами» [24, с. 88]. Более того, свершив обряд помазания на царство по аксумскому уставу, Баэда Марьям счел необходимым короноваться и по местному обычаю: «Здесь царь спросил всех мужей амхарских о порядке благословения, которое творится над царем издревле и до ныне. И они объяснили ему чин благословения, которое совершается там для царя. И позвал царь законоведов и угостил их вместе с собою, облеченных в одежды из макака, ибо таков у них обычай. Других людей не было с ними, кроме Гавра Вахеда и Марка.... и знати правой и левой, и кроме азажа Такла Марьями. После этого мужи амхарские благословили его по их закону и обычаю» [24, с. 104]. Установив таким образом тесные отношения с «мужами амхарскими», Баэда Марьям продолжил деятельность хлопотливого хозяина-вотчинника, объезжая земли своего разросшегося домена и строя церкви. Это возвращение к политике и нравам времен давно прошедших «е могло не вызывать ропота и в войске и при дворе, тде хорошо помнили «руку высокую» прежнего могучего монарха. «Здесь он услышал, что все осуждают его, говоря: "Царь не живет по закону и уставам царства, но постоянно стремится быть на коне — ведь он юноша"» [24, с. 89]. Однако, если сторонники самодержавной политики затеяли заговор, то они выбрали для этого неподходящий момент. По всей стране, в особенности же в отдаленных областях, всегда тяготившихся бдительным присмотром уполномоченных Зара Якоба и скорой царской расправой, отход от прежней жесткой централизаторской политики был воспринят с облегчением. Так, когда Баэда Марьям послал в Цельмат (область провинции Самен, населенная иудеями-фалаша) родственника своего прежнего учителя Такла Иисуса — Марка, «которого сделал доверенным во всем», «он привел Амба Нахала, Цагая и Кантибу, которые изменили во дни царя нашего Зара Якоба, и помирил их с царем нашим Баэда Марьямом, и они обновили в своих областях церкви, которые некогда сожгли» [24, с. 103]. Тогда же прислал дань и правитель Аделя «Мехмад, сын скота Бадлая», говоря: «отныне я буду в мире и буду давать ежегодную дань, ты же повели всем ценам не воевать со мною и не вторгаться в мою область» [24, с. 90]. Таким образом, положение Баэда Марьями было достаточно прочным, и он решил показать своим подданным, что он сын своего отца: «Посему разгневался царь наш весьма и повелел собрать все свое воинство, препирался с ним, говоря: "зачем вы меня осуждаете и говорите: этот царь не живет по закону и обычаям царства, но сидит на коне. Так вы говорили обо мне. Разве этот обычай ездить на коне и стрелять из лука не был у моих отцов издревле? Ныне же выведя людей, которые говорили это, предайте, мне, а если нет — все умрете". В этот день захватили многих монахов и знатных лиц и жан т абаки и предали их царю. Когда они отрицались от этих слов, и лика метан вместе с ними, царь повелел отвести их в мадханит, а затем им перерезали жилы на ногах и изгнали в Дак, Гуенц, Гуашаро, Дара, Крестов Фатар, а лика матани в Фенге и Амба Санэт и Дабра Маэцо. Из-за этого страх вошел в сердца всех людей и стали говорить между собою: "этот царь еще суровее отца своего". И тогда возгласил глашатай: "отныне все вы, мужи Эфиопские, будьте осторожны и живите по уставам вашим"» [24, с. 89—90].


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes