На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

С. Б. ЧЕРНЕЦОВ
ЭФИОПСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ в XIII-XVI вв.
стр. 92

пределах христианской Эфиопии. Здесь ему противостояли мамлюкские султаны Египта, хорошо помнившие походы крестоносцев и весьма опасавшиеся союза крестоносцев с эфиопами. Еще в 1429 г., когда эфиопский царь Исаак послал персидского купца аль-Табризи тайно провезти через Египет оружие в Эфиопию, купец был повешен в Каире, и глашатай объявил: «Таково наказание для тех, кто везет оружие врагам и шутит шутки с двумя верами» [78, с. 259]. Взаимоотношения Зара Якоба с мамлюкскими султанами сначала были вполне хорошими, благодаря чему эфиопскому царю удалось заполучить двух митрополитов сразу. Однако впоследствии, с разрушением мусульманами знаменитой коптской церкви аль-Магтас (Дабра Метмак по-эфиопски) и с разгромом эфиопами Ахмада Бадлая, эти отношения стали просто враждебными. Однако для мамлюкоких султанов в любом случае совершенно исключалась даже гипотетическая возможность как христианского присутствия на краев оморских торговых путях, так и связей христианской Эфиопии с Европой. К тому же в середине XV в. эфиопские и европейские монархи стали проявлять все увеличивающийся интерес друг к другу. Со стороны Зара Якоба этот интерес выразился в том, что в 1450 г. он отправил в Европу особое посольство во главе с Пьетро Ромбуло, сицилийцем, прибывшим в Эфиопию в последний год царствования Давида [81]. История посольств из Европы в Эфиопию и из Эфиопии в Европу в XIV—XVI ее., которые отправлялись довольно часто, но редко достигали своего назначения, весьма увлекательна и до сих пор ждет своего полного описания. Следует сказать, что эти взаимные попытки европейских и эфиопских монархов, стремившихся к военному и политическому союзу против мусульман, не увенчались успехом. Ни тем, ни другим не удалось прорвать мусульманский барьер и установить достаточно прочные и постоянные связи между Европой и Эфиопией. Этот барьер, побудивший европейцев искать иного пути в Индию, натолкнул их на путь великих географических открытий. Для эфиопов же он на несколько веков исключил возможность участия в мировой торговле и обрек на длительное существование в качестве изолированного «христианского острова». Это в конечном счете предопределило развитие эфиопского общества, которое долгое время было обречено двигаться по замкнутому феодальному кругу, будучи не в силах вырваться в широкий мир. Это же обстоятельство предопределило и дальнейшую судьбу реформ Зара Якоба. Любопытно, что Зара Якоб, словно чувствуя необходимость того союзника, каким для королевской власти в Европе было городское бюргерство, отсутствовавшее в Эфиопии, первым из эфиопских царей основал постоянную столицу и через своего посла, Пьетро Ромбуло, просил и у папы и у Альфонсо Арагонского прислать ему ремесленников. Однако ни эти ремесленники, ни железная целеустремленность и редкая энергия самого Зара Якоба не могли заменить феодальной Эфиопии тех экономических связей, которые могли бы стимулировать ее развитие. Зара Якоб далеко опередил свое время, и возможности эфиопского феодального общества были гораздо уже его широких планов. Значение этого царя в эфиопской истории заключается не в том, что «его преемники могли только идти по его следам», а в прямо противоположном: они в конце концов вынуждены были идти в том направлении, которое он смог только указать, и добиваться тех целей, которых он добиться не мог. Так трагическая фигура Зара Якоба, этого кровавого реформатора, на протяжении четырех столетий после его смерти волновала умы и находила последователей среди эфиопских монархов, также призывавших ремесленников из Европы и кровавой рукой насаждавших свои реформы эфиопской государственности. КРИЗИС ЭФИОПСКОЙ ФЕОДАЛЬНОЙ МОНАРХИИ В XVI в. 1. Политика детей и внуков Зара Якоба


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes