На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

С. Б. ЧЕРНЕЦОВ
ЭФИОПСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ в XIII-XVI вв.
стр. 62

том, чтобы не смешиваться с недостойными, «претыканием ядущими», сами перестали допускать в свои обители представителей официальной церкви и впали в беспоповство. Эфиопский царь Зара Якоб впоследствии в своей «Книге света» описал внутреннюю организацию этих эфиопских раскольников, которые «запретили принимать священные степени и посадили над собою начальником мирянина, который заведует у них всеми церковными делами. Тех, которые принимают священство, они удаляют от своих церквей, и если иерей, диакон или монах захотят поступить в их монастырь, они принимают их только после того, как те покаятся пред ними и получат разрешение в том, что раньше были в другом месте. У них был начальник, простой монах, который не позволял им, если они «падут в грех, идти к церковным духовным, но сам вязал и решил, не имея никакого церковного полномочия.... По этому правилу живет много евстафиан: в Дабра- Марьяме с 81 подворьями, в Дабра-Бизане с 8, в Дабра-Дакита с 6 — монахов; пресвитеров, диаконов, их же число бог весть; но священник им никогда не был поставлен, а только мирянин, та, кже как и в 23 женских монастырях, приписанных к Дабра-Марьяму, 3 — к Дабра-Бизану, с 1146 монахинями в 102 женских подворьях., приписанных к трем главным, монастырям» (цит. по [20, с. 174—175р. Таким образом, отлучение митрополита Варфоломея не могло подорвать популярности евстафианетва в Тигре, и, судя па описанию Зара Якоба, евстафиане не испытывали недостатка в «так называемых священниках», т.е. священниках, рукоположенных митрополитом, однако затем покинувших лоно господствующей церкви и перешедших к евстафианам. Так церковный раскол начал принимать отчетливый социальный характер, слегка прикрытый субботствованием. Как писал тот же Зара Якоб, «ученики Маакаба Эгзиэ (т. е. Евстафия.— С. Ч.) соблюдали субботы, день субботний и день воскресный, но не входили в дом царя или в дом митрополита» (цит по [78, с. 210р. Последнее обстоятельство весьма интересно во многих отношениях. Безусловно, евстафианство, зародившееся внутри эфиопской церкви и выдвинувшее своей целью соблюдение апостольских постановлений в их первоначальной чистоте, к началу XV в. получило размах общественно-политического движения. Именно поэтому оно не могло остаться незамеченным ни со стороны царской власти, ни со стороны митрополичьего престола. Для царской власти в Эфиопии евстафианство было истинным даром божиим, так как цари, подобно Фридриху II, «всегда имели твердое намерение привести клириков всех чинов, особенно самых высших, к тому, чтобы они опять стали тем, чем были в первобытной церкви, и чтобы они жили по-апостольски и смирением своим подражали Спасителю» (цит. по [15, с. 233—234р. Тем не менее лишь почти через столетие эфиопские цари смогли по достоинству оценить этот дар. По крайней мере до 1403 г. отношение к евстафианам со стороны царского престола ничем не отличалось от отношения к ним со стороны престола митрополичьего. Что же касается взглядов митрополии на учение Евстафия, то оно во многом определялось, во- первых, как справедливо отметил Таддесе Тамрат, отрицательным отношением к субботствованию со стороны александрийского патриархата [78, с. 209], а, во-вторых, отражало то особое положение, которое занимали митрополиты в Эфиопии. По традиции, твердо установившейся к XIV в., Эфиопия получала митрополитов только от александрийского патриарха и, как правило, только одного на всю Эфиопию. Таким образом, эфиопским митрополитом всегда был копт, посланный пожизненно в совершенно незнакомую и чуждую ему как в языковом, так ив культурном отношении страну. Лишенный постоянной связи со своим к тому же политически бессильным патриархом, митрополит Эфиопии, оказываясь лицом к лицу с царской властью, имел только церковный авторитет и мог пользоваться политическим влиянием в той мере, в какой им обладала сама эфиопская церковь. Естественно, что митрополиты всегда были заинтересованы в росте этого политического влияния, а, следовательно, и своего собственного, и отстаивали, насколько это было в их силах, политическую независимость эфиопской церкви от царского престо


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes