На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

С. Б. ЧЕРНЕЦОВ
ЭФИОПСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ в XIII-XVI вв.
стр. 35

Эти различия хорошо описаны Б. А. Тураевым: «Антагонизм двух главных уставов абиссинского монашества и борьба двух направлений эфиопской христологии ж богословия вообще отразились в нашем житии ("Житии св. Евстафия". — С. Ч.) в гораздо большей степени, чем в других произведениях этого рода, и делает с этой стороны данный памятник особенно интересным. Прежде всего, обращает на себя внимание заповедь Евстафия своим ученикам не пользоваться подаянием, а жить трудами рук своих, его постоянная забота платить за пропитание и услуги и не принимать никаких подарков ни от кого, будь то царь или армянский патриарх. Этот образ действия, который он выводит из примера апостолов, идет гораздо более к скитскому уставу и представляет противоположность тому, что мы знаем о дабра-либаносской братии, например в житии Филиппа. Общинам, покровительствуемым от царей и вельмож, получавшим от них богатые поземельные наделы и денежные вклады (обители девяти преподобных, ДабраЛибанос, впоследствии общины Валатта Петрос на оз. Дана), здесь противополагаются трудовые братства, посвящающие только третью часть своего времени "покаянию, посту, молитве, оставлению грехов, жизни души и спасению", а целых две трети употребляющих на "труды рук своих, от которых они, существуют". Не найдем мы в житии Евстафия перечисления жалованных угодий, но не найдем зато и уверений в том, что у монахов все было общее, и тех примеров самоограничения и самоотречения в пользу ближнего, которые так любят приводить жития подвижников дабра-либаносского устава» [20, с. 161—162]. Здесь, однако, следует отметить два обстоятельства. Во-первых, примеры добровольного самоограничения и самоотречения подвижников дабра-либаносского устава, действительно, поражают читателя их житий, но не меньшее впечатление производят и те крайне жесткие, если не сказать жестокие, меры принуждения, к которым прибегали настоятели, желая добиться этого самоограничения от монахов. «Житие Валатта Петрос», которое повествует, как святая настоятельница удерживала монахинь в обители, не останавливаясь перед физическим уничтожением непокорных «сестер», может служить достаточным тому примером. Другими словами, для общежительных монастырей дабра-либаносского устава в отличие от евстафиан была типична строгая дисциплина, в зависимости от отношения к ней имевшая, добровольный или принудительный характер. Во-вторых, весьма важным для дальнейших взаимоотношений евстафиан и дабралибаносцев не только между собой, но и с царской властью было то, что евстафиане со своим духом нестяжания стояли гораздо ближе и к царю, и к царскому двору, нежели дабралибаносцы с их обширными земельными владениями и стройной иерархической организацией. Эти последние составляли серьезную конкуренцию стремлениям Амда Сиона расширить и укрепить свой домен в Шоа. Такая близость евстафианской точки зрения на характер взаимоотношений церкви и царской власти к воззрениям придворного духовенства видна и из оценки, даваемой агиографом Евстафия царю Амда Сиону [20, с. 315], которая по духу и даже по стилю чрезвычайно схожа со «Сказанием», законченным еще при жизни этого царя. Можно предположить, что составитель «Жития св. Евстафия», писавший уже после смерти Амда Сиона, был знаком с его «Сказанием». Следует отметить, что евстафиане не меняли своего благожелательного отношения к Амда Сиону. Апиограф Евстафия так показывает дар ясновидения святого и его отношение к царю: «И когда были они на средине моря, заплакал отец наш Евстафий и ударил рукой по руке. И сказали ему чада его: "отче, что это?". И сказал им: "столп великий упал в земле Эфиопской". И спросили его: "Какой столп?". И отвечал им: "Амда Сион, царь эфиопский умер сегодня"» [20, с. 340]. А в это время монахи устава Такла Хайманота в Шоа усиленно занимались вопросами своей внутренней организации, без чего невозможно было успешно продолжать политику монастырской колонизации юга. Эта задача составила главную заботу всех преемников Такла Хайманота на «седалище его» в XIV в.: Елисея, Филиппа,


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes