На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Бейджент М., Ли Р., Линкольн Г.
Священная кровь и священный грааль
стр. 95

слова, как можно себе вообразить, а напротив — это была цивилизация, сравнимая в некоторых аспектах с Византией, и уровень ее развития был гораздо выше, чем во Франции, спустя каких-нибудь пятьсот лет, во время правления последних монархов Средневековья. Так, король Хильдерик I не только построил в Париже и Суассоне великолепные амфитеатры в римском стиле; он был также прекрасным поэтом, гордившимся своими талантами, и несравненным оратором, особенно когда произносил речи, обращенные к церковным властям, доказывающие гибкость его мысли, владение диалектикой и глубокое знание самых различных тем, что ставило его наравне с его собеседниками.

Конечно, подчиненные меровингским законам франки выказывали иногда некоторую грубость, но никогда не демонстрировали особого расположения или вкуса к войне, как викинги, гунны или вестготы. Главной их деятельностью были сельское хозяйство и торговля в Средиземноморье, но высоким уровнем отличались и их ремесла, как свидетельствуют различные и многочисленные экспонаты, выставленные в европейских музеях.

Наконец, меровингские короли обладали сказочными богатствами, особенно золотом, которое делалось в большом количестве в виде золотых монет на королевских фабриках, одна из которых была расположена на месте современного города Сьон в Швейцарии. Многочисленные образцы этих монет существуют и в наши дни: на них вычеканен равноконечный крест, тот самый, который возьмет себе во время крестовых походов франкское королевство в Иерусалиме.

Как мы видели, окруженные нимбом из тайны, легенд, магии и сверхъестественного, что сопутствовало им на протяжении всей их жизни, меровингские короли совершенно не походили на других правителей той эпохи. Если их жизнь, нравы, экономическая система были в некоторых деталях похожи на жизнь, нравы и экономику их европейских современников, то их династия и королевская власть носили очень специфический характер.

Мужские потомки меровингского рода не были «священными» королями, но начинали считаться таковыми с двенадцатилетнего возраста; этот день рождения не был отмечен никакой публичной церемонией, ни коронацией, ни помазанием на царство — просто начиная с этого дня они, как будто подчиняясь некоему священному праву, брали на себя бремя власти. Но так как король был верховным правителем королевства, никто не заставлял его — да от него это и не требовалось — входить в практические детали своего дела; его роль больше состояла прежде всего в том, чтобы «быть», чем «делать», царствовать не управляя, короче, воплощать в себе символ, быть ритуальной фигурой и королем-священником одновременно. Управление и хозяйственная деятельность предназначались для человека, не принадлежавшего к королевской династии, своего рода канцлеру, называемому майордомом — такая структура меровингского режима несколько напоминает некоторые современные конституционные монархии.

Подобно Патриархам из Ветхого Завета, даже после того, как они обратились в христианство, меровингские правители были полигамными и содержали роскошные гаремы. Даже когда аристократия, уступив нажиму Церкви, решилась принять строгую моногамию, монархи отказались следовать этому, а Церковь, что очень любопытно, не протестуя, согласилась закрыть глаза на эту привилегию, о чем один английский историк, удивляясь, написал следующими словами:

«Почему полигамия была молчаливо одобрена франками? Быть может, мы имеем здесь дело с древним обычаем королевской семьи, семьи такого ранга, что уже никакой, даже самый выгодный династический брак не сможет еще более облагородить ее кровь, и она не может быть осквернена кровью рабыни... Родится ли королева в королевской династии или от куртизанки — это не имело значения... В его собственной крови находилась эта сила рода, и все, кто принадлежал к нему, разделяли ее...». Другие, подразумевавшие то же самое, спрашивали себя:

«А может, Меровинги — это германская династия Heerkonige, выходцы из древней королевской династии времен великого переселения народов?»

Но сколько королевских семей в мире обладало такими привилегиями и почему Меровинги имели на это больше прав, чем другие? Каким образом их кровь наделяла их такими исключительными правами? Это были вопросы без ответов, и мы терялись в догадках...

Самым знаменитым из всех меровингских королей был внук Меровея, Хлодвиг I, который


Новости
Российские власти будут финансировать сериалы для Netflix и HBO
Российские власти начнут компенсировать часть затрат на съемки в России фильмов и сериалов для интернет-платформ, таких как Netflix и HBO.
Актер Юрий Колокольников рассказал о фильме «Тайна печати дракона»
Актер Юрий Колокольников рассказал о своей роли в фильме «Тайна печати дракона». Интервью «Известиям» он дал накануне проката приключенческого фильма, где он снялся вместе с Арнольдом Шварценеггером и Джеки Чаном.
Пугачева подвергла критике Собчак
Российский музыкальный критик Сергей Соседов во время «Бархатного сезона», который проходил в Сочи, рассказал журналистам о недавнем конфликте между певицей Аллой Пугачевой и телеведущей Ксенией Собчак.
Михалков: России ничего не светит на «Оскаре»
Глава российского Союза кинематографистов, режиссер Никита Михалков заявил, что отечественному фильму впредь едва ли удастся получить награду Американской киноакадемии, какую бы картину ни выдвинули.
Умер актер из «Бандитского Петербурга» и «Улиц разбитых фонарей»
Народный артист России Игорь Шибанов умер в 75 лет. Он был известен по таким сериалам, как «Улицы разбитых фонарей» и «Бандитский Петербург».
В Москве открылась необычная выставка Никаса Сафронова
Первая мультимедийная выставка Никаса Сафронова "Иные миры" была открыта вечером 19 сентября в Государственном музее современной истории России.
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes 

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes