На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Бейджент М., Ли Р., Линкольн Г.
Священная кровь и священный грааль
стр. 71

аббатство, предназначенное будущему ордену. Но в Масонском контексте, и учитывая его отношение к Иерусалимскому Храму, эта скала принимает совсем другое значение, ибо она фактически соответствует некоторым специфическим местам из Библии. Скала становится там отброшенным камнем, которым несправедливо пренебрегли при строительстве Храма и который должен был занять свое место в здании в качестве основания. Так, псалом 118 объявляет: «Камень, отброшенный строителями, сам стал во главу угла».

Со своей стороны, Новый Завет делает многочисленные намеки на этот же камень. Действительно, у Матфея XXI, 42 мы читаем слова Иисуса: «Неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла...», которым созвучны еще более двусмысленным образом слова Павла в его «Послании к римлянам» (IX, 33): «Вот полагаю в Сионе камень преткновения и камень соблазна; но всякий, верующий в Него, не постыдится».

В «Деяниях Апостолов» (IV, II) скала Сион явно является аллегорией, относящейся к самому Иисусу: «...именем Иисуса Христа Назорея... им поставлен он перед вами здрав. Он есть камень, пренеб-реженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла...» — метафора, без колебаний взятая Павлом в его «Послании к ефсеянам» (II, 20): «...быв утверждены на основании апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем».

Но всю свою символическую ценность эта скала принимает в первом послании св. Петра (11, 3-8): «...ибо вы вкусили, что благ Господь. Приступая к нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом. Ибо сказано в Писании: вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится. Итак Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень претыкания и камень соблазна, о который они претыкаются, не покоряясь слову, на что они и оставлены».

Сразу же за этим отрывком следует стих, значение которого должно предстать нам лишь позже. Петр намекает там на королевский род, духовных и светских наставников, род королей

— священников:

«Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел...» Что можно заключить из этих сбивающих с толку текстов о скале Сион, краеугольном камне Храма, который так глубоко лежит в тайной традиции франкмасонства? Что думать о явной идентификации этого камня с самим Иисусом? Как толковать эту «королевскую традицию» основанную на скале Сион или на Иисусе собственной персоной, ставшую таким образом равной царствующим в Европе династиям во времена Крестовых походов?..

В 1833 г. пост министра народного образования занимал Жан-Батист Питуа. бывший сотрудник Шарля Нодье в Библиотеке Арсенала; в этом же году министр начинает осуществлять честолюбивый замысел:    опубликование всех доселе неопубликованных

документов, относящихся к истории Франции. Были также сформированы два комитета, в состав которых вошли Виктор Гюго, Мишле и большой специалист по крестовым походам Эмманюэль Рей.

Среди работ, опубликованных вскоре под эгидой министерства народного образования, был монументальный труд «Процесс над тамплиерами» Мишле — исчерпывающее собрание всех отчетов Инквизиции и протоколы процессов над рыцарями Храма. Со своей стороны, барон Рей выпускает несколько работ о крестовых походах и франкском королевстве в Иерусалиме, в которых в первый раз мы нашли оригинальные грамоты, касающиеся Сионской Общины, и при чтении которых мы с удивлением констатировали, что некоторые места, процитированные Реем, почти слово в слово совпадают с соответствующими местами «документов Общины».

Наконец, в 1875 г. барон основывает Общество Латинского Востока. Оно обосновалось В Женеве, афишируя честолюбивые археологические проекты, и имело свой собственный «Журнал Латинского Востока», который и сегодня широко используется историками и который также опубликовал многие грамоты Сионской Общины.

Исследования, которыми занялся Рей, были характерны для новой формы исторической