На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Бейджент М., Ли Р., Линкольн Г.
Священная кровь и священный грааль
стр. 35

повешенными, а на следующий день, 7 марта, Пьер Фежер присоединился к ним при сходных обстоятельствах.

Невозможно помешать себе думать, что эти три смерти прямо связаны с выходом в свет «Красной змеи». Тем не менее, необходимо иметь в виду и такой возможный сценарий (также и в случае с Фахаром уль Исламом): кто-то прочел в газете сообщение об этих драматических событиях, поместил имена в уже написанную брошюру, а потом сдал ее в Национальную библиотеку. Нет ничего проще. Подлог обнаружить невозможно, эффект ужаса обеспечен. Но опять же — с какой целью? Зачем сознательно создавать атмосферу трагедии, которая, вместо того, чтобы разочаровать любопытных, наоборот привлечет их?

Если все же здесь серьезное дело, оно поднимает новые вопросы. Эти трое покончили с собой или стали жертвами преступления? Ведь если первая гипотеза кажется мало возможной, то и вторая таковой тоже кажется не более. Можно понять так, что три человека были убиты, потому что могли выдать ценную информацию; но в данном случае информация уже была выдана и даже сдана в Национальную библиотеку. Значит, речь идет о форме наказания? Или же это радикальное средство для того, чтобы на будущее прекратить излишнюю болтливость? Все эти объяснения не очень удовлетворительны, по крайней мере, если виновный не был заранее уверен, что дело не будет иметь продолжения.

Славу богу, что все пути, по которым мы прошли, не приведут нас к таким драматическим выводам. Они даже не слишком часто будут такими смущающими, как, например, случай с работой, подписанной Антуаном Отшельником и озаглавленной «Сокровище Меровингов в Ренн-ле-Шато», с которой мы много раз встретимся в ходе наших поисков и которую будем пытаться раздобыть при следующих обстоятельствах:

Каждый день в течение целой недели мы приходили в Национальную библиотеку, где, как мы знали, могли ее найти, заполняли соответствующий бланк заказа, но каждый день он возвращался к нам с пометкой «выдано», указывающей, что книга уже у читателя. Спустя две недели, так как мы не могли больше задерживаться в Париже, мы обратились к одному из библиотекарей. Книга отсутствует уже в течение трех месяцев, сообщил он, и это исключительный случай, но до ее возврата невозможно сделать новый заказ.

Вернувшись в Англию, мы поручили одной из наших хороших знакомых, которая должна была ехать в Париж, заказать работу в Национальной библиотеке и затем пересказать нам ее содержание. Но когда она вернулась, то мы узнали, что, несмотря на две попытки, она так и не смогла эту работу раздобыть: ей даже не вернули бланк заказа...

Прошло четыре месяца, и мы делаем новую попытку, которая оказывается такой же бесплодной. Измученные, мы врываемся в небольшой зал рядом с запасником и разыгрываем английских туристов, по горло сытых бюрократическими препонами Национальной библиотеки. Очаровательный старичок-ассистент взялся нам помочь и отправился на поиски работы, причем мы благоразумно дали ему только шифр книги, без названия. Возвратился он удрученный: книга исчезла, ее украли! И что еще хуже, это злодеяние совершено, возможно, одной из наших соотечественниц, имя которой он после небольшого колебания сообщил: речь шла о нашей знакомой!..

Сразу же после нашего возвращения в Англию, мы потребовали от Национальной Центральной библиотеки связаться с той же организацией в Париже и добиться объяснений: почему нашим вполне законным поискам явно чинили препятствия? Ответа никакого не последовало, но спустя некоторое время мы получили фотокопию работы Антуана Отшельника вместе с требованием немедленно ее вернуть. Странное правило, ведь любой фотокопированный экземпляр рассматривался обычно как простая копия и, следовательно, возврату не подлежал...

Впрочем, работа нас разочаровала, она вовсе не была достойной всего того труда, который мы затратили на то, чтобы ее заполучить. Как и на книге Мадлен Бланкассаль, на этой работе тоже стоял знак Великой Альпийской Ложи, но в ней не сообщается ничего нового. Она кратко излагает историю графства Разес, Ренн-ле-Шато и Беранже Соньера и возвращается к деталям, которые нам давно и очень хорошо знакомы. Ничто не объясняет нам ни то, почему ее так долго нам не давали, ни то, почему нам потом в ней отказали. Абсолютно ничего оригинального в этой работе нет, поскольку, за исключением незначительных изменений, это