На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Бейджент М., Ли Р., Линкольн Г.
Священная кровь и священный грааль
стр. 30

предшественником на посту великого магистра ордена? Это Андре де Монбар.

Но продолжим. В течение нескольких лет, которые последовали за созданием ордена тамплиеров, Бертран де Бланшфор, примкнув к нему, принес в дар свои земли в окрестностях Ренн-ле-Шато и Безю. Став великим магистром, он в 1156 г. вызывает команду шахтеров немецкого происхождения. Их тут же подчинили строгой, почти военной дисциплине, запретив любой контакт с местным населением. Для них создана специальная судейская коллегия, «Немецкий суд», которой было поручено решать различные технические вопросы, которые могли возникнуть. Их мнимая задача состоит в том, чтобы разрабатывать золотые шахты, расположенные на склонах горы Бланшфор — шахты, совершенно опустошенные римлянами почти тысячу лет тому назад.

В XVII в. инженерная комиссия произведет разведку минеральных ресурсов региона и составит подробные отчеты. Именно тогда Сезар д'Аркон перероет руины, оставленные после себя немецкими шахтерами, и сделает категорическое заключение: никакие разработки на этой территории не велись. Как видим, это для нас открытие исключительной важности.

Что же тогда делали немецкие шахтеры на горе Бланшфор? Здесь д'Аркон колеблется: может быть, это результат распада или превращения металла; может быть также, они рыли подземный ход или помещение, предназначенное для кладовой. Следовательно, загадка остается неразгаданной, но, несмотря ни на что, присутствие тамплиеров в окрестностях Ренн-ле-Шато в середине XII в. остается установленным фактом.

Нет ничего удивительного в том, что в 1285 г. в нескольких километрах от Безю было обнаружено важное командорство Кампань-сюр-Од. В это же самое время Пьер де Вуазен, сеньор Безю и Ренн-ле-Шато, вызывает из арагонских провинций Руссильона специальный отряд тамплиеров и поселяет их на вершине горы Безю, где они тут же сооружают сторожевой пост и часовню. Они были посланы, чтобы охранять безопасность этих мест и дорогу паломников, которая, пересекая равнину, шла до Сантьяго-де-Компостела. Это официальная версия. А может, официозная?.. Почему Пьер де Вуазен вызвал в качестве подкрепления эту горстку людей, если по соседству уже жили тамплиеры, и у него самого имелось свое войско, чтобы обеспечивать защиту окрестностей? Если верить местным преданиям, то этот дополнительный отряд тамплиеров прибыл из Руссильона, имея несколько возможных целей: откопать, закопать или сторожить сокровище.

Если об их настоящей миссии так никто ничего никогда и не узнал, то известно из надежного источника, что, обосновавшись в Безю, они стали пользоваться особыми привилегиями. В самом деле, они были единственными из французских тамплиеров, оставшихся на свободе после акции 13 октября 1307 г., предпринятой Филиппом Красивым; но известно также, что в этот день весь их контингент был передан под командование сеньора де Гота.

Гот... Прежде чем взойти на папский трон под именем Клемента V, епископ Бордо — марионетка в руках Филиппа Красивого — звался Бертраном де Готом. А кто была его мать? Иза де Бланшфор, из семьи Бертрана де Бланшфора... Был ли, таким образом, новый папа связан с чудесной тайной, доверенной на хранение его семье, которая останется тайной до XVIII в., когда аббат Антуан Бигу, кюре Ренн-ле-Шато и капеллан Мари де Бланшфор, раскроет его и составит документы, найденные позже Соньером? Если все это так, то стоит ли удивляться тому, что верховный жрец римско-католической церкви предоставил особые привилегии члену своей семьи, имеющему под своим командованием тамплиеров из Безю, а, следовательно, такие же привилегии и последним?

Как мы видим, простая история местной общины тамплиеров отягощена загадками так же, как и вся их судьба. Между ними двумя есть кое-что общее, например, роль Бертрана де Бланшфора, сеньора Ренн-ле-Шато, великого магистра ордена Храма, кузена или племянника папы.

Таким образом, мы оказались лицом к лицу со стечением обстоятельств слишком многочисленных и смущающих, чтобы быть простыми совпадениями. Не обнаружили ли мы замысел этой непостижимой тайны? Но в чьих руках были направляющие нити? Казалось, перед нами снова открываются сказочные перспективы, возможность прекрасной и тщательной разработки плана, в основе которого находилась группа людей, быть может, некий орден,