На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Бейджент М., Ли Р.
Эликсир и камень
стр. 168

эпохи Возрождения, - соединять фрагменты реальности во всеобъемлющее целое. После того как организованная религия перестала быть эффективным связующим агентом, наиболее жизнеспособной ее альтернативой стала философия герметизма - герметический принцип аналогии и соответствия. К началу двадцатого века необходимость этой альтернативы ощущалась еще более остро.

На заре двадцатого века фрагментация знания достигла критических масштабов и человечество столкнулось с острым кризисом смысла. Этот кризис, сопровождавшийся, как выразился Герман Брох, «дезинтеграцией ценностей», затронул восприятие деятелей культуры этой эпохи. Не считая Юнга и других обособленных личностей в других областях знания, похоже, лишь художники понимали огромность дилеммы, с которой столкнулась западная цивилизация. Кроме того, они все сильнее осознавали еще более тревожную тенденцию. Они видели, что - вследствие фрагментации знания и усиливающейся специализации - начинают рушиться четыре главные опоры, поддерживающие здание западного рационализма.

До начала двадцатого века в основе западного рационализма - и как следствие западной цивилизации - лежали четыре основных допущения. Время, пространство, причинность и личность считались постоянными, неизменными, стабильными и незыблемыми - прочные опоры, на которых можно было без риска строить фундамент «согласованной реальности». Время, пространство, причинность и личность - все эти понятия считались «объективными» в противоположность «субъективным» и иррациональным превратностям.

С тех пор как человек научился производить измерения, ему казалось, что он «усмирил время», сделал его исчисляемым при помощи часов или календаря. Пространство, или расстояние, выглядело не менее доступным для измерений. Кроме того, более или менее постоянные соотношения между временем и пространством создавали видимость неизменности того и другого. С незапамятных времен путешествия занимали примерно одинаковые промежутки времени - пешком, верхом на лошади или в повозке. При пересечении водных пространств - и в Средиземном море, и в Атлантике - весла или парус также определяли неизменные соотношения между пространством и временем. Век пара, начавшийся в девятнадцатом столетии, существенно изменил эти соотношения, но не разрушил их.

Однако в двадцатом веке привычные представления о времени и пространстве вызывали все больше сомнений - как теоретически, различными специализированными дисциплинами, так и практически, вследствие развития техники и технологии. Психология, например, нарушила незыблемость внешних измерений, продемонстрировав важность внутреннего времени и внутреннего пространства. Время больше не ограничивалось лишь календарем и часами, а пространство - рулеткой и картой. Каждое из этих понятий теперь имело свой внутренний континуум, значимость которого была сравнима с внешним. Следовательно, внешние измерения из истины последней инстанции превратились в то, чем они были в действительности, - просто в удобные обозначения, в произвольные продукты человеческого разума. Наука и техника поставили под сомнение даже саму достоверность таких обозначений. Время и пространство как научные понятия становились изменчивыми, подвижными и в конечном итоге относительными. Более того, любой мог почувствовать эту относительность на практике. Шестьдесят миль на машине казались короче, чем пять миль, пройденные пешком. Три тысячи миль «Конкорд» преодолевал быстрее, чем автомобиль триста. На «Конкорде» можно было отправиться в путешествие, к примеру, двенадцатого числа какого-то месяца, а прибыть на место одиннадцатого. Таким образом, измерение перестало быть «объективным фактом» и превратилось в придаток внутреннего состояния, технологии или того и другого вместе.

Достижения науки и техники двадцатого века разрушили не только привычные понятия пространства и времени, но и принцип причинности. С древних времен предполагаемый закон причины и следствия казался незыблемым и всеобъемлющим. В настоящее время этот

Новости
Павел Прилучный решил похудеть до 39 кг ради роли
Актеру досталась главная роль советского летчика Михаила Девятаева, который совершил подвиг, вырвавшись из плена на немецком бомбардировщике. На момент побега Девятаев весил 39 килограммов. Для большей реалистичности Павел Прилучный тоже собирается сбросить вес до этой отметки.
Вуди Харрельсона расстреляли на видео со съемок «Венома 2»
В сети появились кадры со съемочной площадки супергеройского боевика Энди Сёркиса «Веном 2» с участием Вуди Харрельсона, играющего в фильме злодея Клетуса Кэссиди. В ролике, судя по всему, запечатлен эпизод проявления суперзлодейской ипостаси Кэссиди – Карнажа.
Ургант и Малышева спели о коронавирусе
Известные российские телеведущие Иван Ургант и Елена Малышева спели песню про отпор китайскому коронавирусу. Сам Ургант назвал песню «памяткой для профилактики» опасной инфекции.
Звезда «Игры престолов» сыграет во втором сезоне «Ведьмака»
Норвежский актер Кристофер Хивью, сыгравший Тормунда в сериале «Игра престолов» может появиться во втором сезоне сериала «Ведьмак». Об этом сообщает издание Redanian Intelligence.
Ургант сравнил приход Собчак на Первый канал с коронавирусом
Телеведущий Иван Ургант в беседе с врачом Еленой Малышевой выразил обеспокоенность из-за прихода Ксении Собчак на Первый канал. В эфире шоу «Вечерний Ургант» ведущий поинтересовался у Малышевой, как бороться с заражением, беспокоящим весь мир, намекая на коронавирусную инфекцию нового типа.
RT вышел в финал конкурса New York Festivals в 28 номинациях
Телеканал RT вышел в финал международного телевизионного конкурса New York Festivals в 28 номинациях. В номинации «Лучшее освещение срочных новостей» на победу претендует прямой репортаж RT Arabic с эвакуированной израильской военной базы на границе с Ливаном.
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes 

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes