На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Бейджент М., Ли Р.
Эликсир и камень
стр. 161

«Докторе Фаустусе» Томаса Манна или в романе Патрика Уайта «Вивисектор».

Художник и маг слились в единое целое не только в мире фантазий. В так называемой «реальной жизни» художник, подобно Г ете, тоже стал отождествлять себя с магом, рассматривать свое творчество как акт герметической магии. Творческий процесс - который во все времена был примерно одинаков - теперь все больше виделся как единое целое. Именно так относились к своей работе, например, Вагнер и Флобер.

Флобера принято считать отцом современного романа. Однако в отшельническом одиночестве своего дома в Руане он был, подобно Г ете, наследником Агриппы и Парацельса; он непрестанно стремился к совершенному идеалу, перемешивая синонимы, как алхимические тинктуры, в поисках нужного слова, комбинируя и переставляя слова и образы, как будто он производил алхимический опыт, и сам превращаясь с субъект своего эксперимента. Достаточно вспомнить его знаменитую фразу: «Мадам Бовари - это я». Он говорил не о том, что Эмма Бовари является отражением его личности, своего рода автопортретом. Он имел в виду, что для создания этого образа, для того чтобы представить себе эту женщину, он должен был превратиться в нее - перестать на время быть самим собой, очистить себя от бытия и наполнить изображаемый им персонаж своим дыханием, своим духом, рпеита своей творческой энергии.

Однако герметизм Флобера этим не ограничивался. С высоты «башни из слоновой кости» своего профессионального одиночества Флобер критическим взглядом окидывал становившийся все более фрагментированным и материалистическим мир середины девятнадцатого века. Он пришел к выводу (и говорил об этом в письмах), что официальная религия отреклась от своей обязанности служить каналом для передачи всего божественного, мистического и духовного. Официальная религия отбросила свои мнимые претензии на «святость» и открыто признала себя тем, чем она, в сущности, все время была, - общественным и политическим институтом с более или менее строгим моральным кодексом, который навязывался в основном ради поддержания гражданского порядка и управления обществом.

Разумеется, эти взгляды нельзя назвать ни оригинальными, ни революционными. Однако выводы, которые из них сделал Флобер, были действительно новыми - по крайней мере, они открыто не высказывались прежде. Искусство, утверждал в своих письмах Флобер, теперь обязано заполнить вакуум, возникший из-за отступничества официальной религии. Искусство должно принять на себя обязанности, от которых отказалась официальная религия, и стать тем, чем теоретически должна была бы быть религия, - проводником в божественное. Искусство вновь становилось тем, чем оно было при своем зарождении - доказательством и вместилищем божественного, - а культура возвращала себе высокие прерогативы культа. Для этого произведение искусства должно было быть наделено такими же магическими свойствами, которые отличали талисманное искусство Возрождения.

«В работе, части которой точно подогнаны друг к другу, которая состоит из редких элементов, чья поверхность отполирована и которая составляет гармоничное целое, - разве нет в ней внутренней добродетели, некой божественной силы, чего-то такого же вечного, как первоисточник? (Я рассуждаю, как платоник.) Если это не так, то почему нужное слово всегда музыкально? Или почему самое сжатое изложение мыслей всегда имеет вид поэтической строки?

Таким образом, чувства и образы управляются законом цифр, и то, что кажется

внешней формой, на самом деле составляет суть» 331.

То есть для Флобера, как и в эпоху Возрождения, искусство представлялось магическим процессом, алхимическим опытом, основанным исключительно на герметических принципах. Художник должен был быть одновременно верховным жрецом и

331 Flaubert, Selected Letters of Gustave Flaubert, стр. 249.

Новости
Шварценеггер продемонстрировал Сталлоне свой нож
Шварценеггер снял видеоролик, держа в руках подставку с ножом, который был подписан Сталлоне для благотворительного аукциона. Однако актер высмеял размер оружия и назвал его слишком незначительным. Он невероятный, только гляньте на этот нож.
Российские власти будут финансировать сериалы для Netflix и HBO
Российские власти начнут компенсировать часть затрат на съемки в России фильмов и сериалов для интернет-платформ, таких как Netflix и HBO.
Актер Юрий Колокольников рассказал о фильме «Тайна печати дракона»
Актер Юрий Колокольников рассказал о своей роли в фильме «Тайна печати дракона». Интервью «Известиям» он дал накануне проката приключенческого фильма, где он снялся вместе с Арнольдом Шварценеггером и Джеки Чаном.
Пугачева подвергла критике Собчак
Российский музыкальный критик Сергей Соседов во время «Бархатного сезона», который проходил в Сочи, рассказал журналистам о недавнем конфликте между певицей Аллой Пугачевой и телеведущей Ксенией Собчак.
Михалков: России ничего не светит на «Оскаре»
Глава российского Союза кинематографистов, режиссер Никита Михалков заявил, что отечественному фильму впредь едва ли удастся получить награду Американской киноакадемии, какую бы картину ни выдвинули.
Умер актер из «Бандитского Петербурга» и «Улиц разбитых фонарей»
Народный артист России Игорь Шибанов умер в 75 лет. Он был известен по таким сериалам, как «Улицы разбитых фонарей» и «Бандитский Петербург».
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes 

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes