На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Бейджент М., Ли Р.
Эликсир и камень
стр. 150

слишком часто забывают о том, что альтернативный подход - то есть герметическое единство и синтез - тоже подтвердил свою действенность. Слишком часто они не в состоянии понять, в какой степени они сами принимают его и зависят от него.

Так, в начале двадцатого века биология, химия и физика превратились в три отдельные, не связанные между собой и автономные дисциплины, каждая из которых представляла собой самодостаточный и замкнутый мир. И лишь постепенно, с большим опозданием между ними начали устанавливаться связи, в результате чего возникли такие области науки, как астрофизика, биофизика и биохимия. Эти новые области превозносились как настоящая революция в науке. Однако они являлись всего лишь отражением реальности - той реальности, которая воспринималась как само собой разумеющееся такими мыслителями, как Агриппа и Парацельс. Эти науки отражали единство, существовавшее задолго до того, как процесс анализа искусственно разделил их на составляющие и компоненты. В реальном мире биология, химия и физика взаимосвязаны, и картезианская наука ошибалась, даже выдвигая гипотезу об их автономности.

В таких областях, как исследование окружающей среды, наука вновь открывает - и находит ему подтверждение - герметический тезис о всеобщей связи. Сегодня наука находится в процессе герметической, в сущности, реинтеграции и синтеза собственных подразделений. В то же время наука неохотно идет на подобную интеграцию и синтез с другими областями знания, с другими сферами человеческой деятельности - например, с философией, официальной религией, психологией или искусством. И действительно, в том, что касается этих сфер, наука пребывает в открытой или скрытой оппозиции к ним. И до тех пор, пока это противостояние продолжается, знание останется фрагментированным и отрывочным - в большей степени информацией, чем мудростью.

Эта ситуация нашла отражение в современной системе образования и постоянно воспроизводится ею. В идеале - то есть теоретически - система образования должна способствовать освоению все больших и больших областей знания. Предполагается, что этот процесс достигает своей кульминации в университете, где, как предполагает само название, приобретает «универсальный» характер, включая в себя все человеческое знание. Однако на практике система образования ведет нас в прямо противоположную сторону. Современный университет никак нельзя назвать «универсальным». Наоборот, это учебное заведение только усиливает специализацию. Области знания строго разграничены, и каждая сфера, или дисциплина, отделена и изолирована от всех остальных. Такое разграничение является наследством и отражением картезианской науки и рационалистического эмпиризма.

Наука неохотно устанавливает связи не только с другими областями знания, но и с гораздо более важной сферой - с нравственными нормами, с чувством моральной ответственности, с иерархией нравственных ценностей. Бывают, конечно, исключения - например, Эйнштейн или упоминавшийся выше Роберт Оппенгеймер. А поскольку в настоящее время наука забирается все дальше в неисследованные области, то все большее число ученых приходят к осознанию необходимости определенного морального ограничителя, некого морального императива. Однако в целом большинство из них согласны с Вернером фон Брауном, который говорил, что наука «сама по себе не имеет морального измерения» и что даже разработка оружия массового уничтожения «нейтральна с точки зрения морали». Профессор Льюис Уолперт, один из пионеров в области эмбриональных исследований и уважаемый член Королевского общества, так высказывается по поводу этичности генной инженерии-. «Это вопрос не к ученому, а к обществу в целом... Даже в отношении введения генов в человеческую клетку решение о допустимости или

недопустимости подобных процедур должен принимать не ученый и не врач.. ,»320

Похоже, профессор Уолперт был удивлен, что его позиция вызвала этические опасения. Подобно доктору Франкенштейну, он вопрошает:    «Что... плохого в принципе

320 Wolpcrt. 7е Unnatural Nature of Science, стр. 169.

Новости
«Яндекс» назвал самые популярные сцены из сериала «Друзья»
Сервис «Яндекс» определил самые популярные сцены из сериала «Друзья». Соответствующее исследование было проведено в честь 25-летия ситкома. Оказалось, что чаще всего пользователи Интернета ищут моменты из сериала с участием Моники.
В Петербурге открылась крупнейшая трехмерная панорама о войне
В культурном пространстве «Севкабель Порт» в Санкт-Петербурге открылась крупнейшая трехмерная панорама, посвященная Великой Отечественной войне. На открытие выставки приехал губернатор города Александр Беглов.
Скончался актер из «Брата» и «Улиц разбитых фонарей» Игорь Шибанов
Скончался актер из "Брата" и "Улиц разбитых фонарей" Игорь Шибанов Не стало популярного петербургского артиста. Народный артист России Игорь Шибанов умер на 76-м году жизни. Он скончался по дороге на гастроли: сердце актера театра и кино остановилось, когда он ехал в Краснодар.
Новый фильм с Уиллом Смитом произвел фурор среди первых зрителей
Фантастический боевик «Гемини», главную роль в котором исполнил Уилл Смит, высоко оценили зрители с предпоказов. Они отмечают смелую работу режиссера и актерскую игру Смита, которому пришлось изображать сразу двух героев.
Скончался заслуженный артист России Анатолий Бородин
20 сентября на 81-м году жизни скончался заслуженный артист России Анатолий Бородин. Об этом сообщили в министерстве культуры Краснодарского края. Анатолий родился в Свердловске.
«Рэмбо: Последняя кровь»: зачем Сталлоне решил тряхнуть стариной
Первый фильм знаменитой саги о правдорубе и правдолюбе, герое и ветеране вьетнамской войны Джоне Рэмбо вышел еще в 1982 году.
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes 

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes