На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Бейджент М., Ли Р.
Эликсир и камень
стр. 140

рационализм, эмпирическая методология, научный материализм Бэкона и Декарта. Уступив этому новому взгляду, старое герметическое единство было расчленено и рассечено на большое количество - причем их число постоянно росло - более мелких составляющих, каждая из которых стала отдельной и независимой дисциплиной, отдельной и независимой областью исследований. Сферы знаний, которые раньше представлялись лужами, теперь превратились в бездонные колодцы или бассейны, в которые исследователь мог погрузиться на всю жизнь - а нередко и утонуть. Связь между различными областями исследований становилась все более слабой, а часто исчезала совсем. Концепция энциклопедических знаний эпохи Возрождения уступила место специализации, когда каждая наука все больше и больше обособлялась от остальных. Интеграция сменилась фрагментацией. Синтез уступил место анализу - причем этот анализ был до такой степени опьянен своими возможностями препарирования, что потерял способность собрать вместе все, что он разобрал на части. На место организма пришел механизм. Мироздание постепенно приобретало облик некой машины, огромного хитрого механизма, похожего на часовой. Этот механизм был создан Божественным архитектором или Божественным инженером, а затем оставлен работать автоматически в соответствии с заложенными в него принципами. Человека стали рассматривать с такой же механистической точки зрения - просто как совокупность деталей, многие из которых, как покрышки или ремни вентилятора в современном автомобиле, подлежали замене.

В конце семнадцатого и в начале восемнадцатого века один человек - выдающаяся во всех отношениях личность - сделал попытку примирить герметизм и картезианство. Этим человеком был сэр Исаак Ньютон. В настоящее время Ньютона считают ученым, одним из отцов-основателей современной науки. Однако сам Ньютон непременно возмутился бы подобным определением и с жаром отверг бы его. Ньютон считал себя не просто «натурфилософом» - то есть ученым, - но и философом в более широком и традиционном понимании этого слова, то есть «любителем мудрости». Его философия имела явную герметическую направленность, а науку он считал просто «философией природы». Научные достижения, с которыми сегодня ассоциируется имя Ньютона, составляли лишь часть - причем для него самого менее важную - работы, которой он посвятил жизнь. Даже по объему его научные труды уступают другим, более разнообразным работам: алхимическим трактатам, пророчествам, богословским размышлениям, исследованиям возможной архитектуры и размеров Храма Соломона, генеалогии ветхозаветных царей Израиля. По словам одного из современных биографов ученого, «наблюдается любопытная аномалия - исследования Ньютона в области астрономии, оптики и математики занимали лишь небольшую часть его времени. На самом деле большая часть его недюжинных способностей была направлена на изучение истории церкви, теологии, «хронологии древних царств», на

предсказания и алхимию» 304

Для Ньютона, как для Агриппы и Парацельса, философия включала в себя весь спектр человеческого знания и человеческой деятельности, а чистая наука, в которую он внес такой весомый вклад, существовала в более широком и всеобъемлющем контексте. Вырвать ее из этого контекста и изучать как самостоятельную дисциплину - такая позиция в глазах Ньютона была бы глупостью, ошибкой и заслуживающим осуждения искажением великой истины, к которой он стремился.

Однако в реальности именно так и случилось. Если сам Ньютон придерживался герметической ориентации, подчеркивая взаимосвязь и взаимозависимость всех вещей, то его последователи и ученики были картезианцами, опьяненными методологией анализа, которая становилась все более рационалистической, ограниченной и несовместимой с общим подходом их учителя. Им даже удалось замолчать все аспекты его деятельности, которые не соответствовали новой научной «респектабельности». После смерти Ньютона в 1727 году

304 Dobbs, The Foundations of Newton's Alchemy, стр. 6.

Новости
Михалков: России ничего не светит на «Оскаре»
Глава российского Союза кинематографистов, режиссер Никита Михалков заявил, что отечественному фильму впредь едва ли удастся получить награду Американской киноакадемии, какую бы картину ни выдвинули.
Умер актер из «Брата» и «Улиц разбитых фонарей»
Вчера во время гастролей скончался народный артист России Игорь Шибанов. Он известен широкой публике по ролям в фильмах "Брат", "Про уродов и людей" и "Замок", также он играл в сериалах "Улицы разбитых фонарей", "Бандитский Петербург", "Тайны следствия", "Агент национальной безопасности" и других.
В Москве открылась необычная выставка Никаса Сафронова
Первая мультимедийная выставка Никаса Сафронова "Иные миры" была открыта вечером 19 сентября в Государственном музее современной истории России.
«Гемини» с Уиллом Смитом назвали технологическим шедевром
Новый фильм тайваньского кинорежиссера Энга Ли "Гемини" с Уиллом Смитом в главной роли произвел фурор на предпремьерных показах. Счастливчики, которые посмотрели киноленту, сошлись во мнении, что это "технологический шедевр". Об этом пишет издание digitalspy.com.
Скончался заслуженный артист России Анатолий Бородин
20 сентября на 81-м году жизни скончался заслуженный артист России Анатолий Бородин. Об этом сообщили в министерстве культуры Краснодарского края. Анатолий родился в Свердловске.
«Яндекс» назвал самые популярные сцены из сериала «Друзья»
Сервис «Яндекс» определил самые популярные сцены из сериала «Друзья». Соответствующее исследование было проведено в честь 25-летия ситкома. Оказалось, что чаще всего пользователи Интернета ищут моменты из сериала с участием Моники.
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes 

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes