На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Бейджент М., Ли Р.
Эликсир и камень
стр. 5

опасный тупик. Если из этого тупика и можно найти выход, то он обязательно будет связан с переменой в мышлении - переменой, которая уравновесит фрагментацию объединением, специализацию всеобщей взаимосвязью, механизм организмом, анализ синтезом.

Именно в таком контексте следует рассматривать - наряду со многими другими достижениями этого десятилетия - «оккультное возрождение» шестидесятых. Основная движущая сила, главный импульс мышления шестидесятых был направлен на переориентацию ценностей - переориентацию в сторону объединения, целостности, организма и синтеза. В то время в воздухе витало слово «революция». Упрощенный и буквальный подход, неспособный распознать глубинные движущие силы, воспринимает это понятие поверхностно, пытаясь трактовать его в чисто политическом смысле. На самом деле произошла более глубокая революция, подобная той, которая характеризовала эпоху Возрождения. Это революция во взглядах и ценностях, в личных и общественных приоритетах, в самом сознании, в способах восприятия и понимания действительности, а также взаимодействия с ней.

Эта революция многим обязана так называемому «оккультному возрождению». Если конкретнее, то она была связана с определенным направлением «эзотерики», известным под общим названием «герметизм». Помимо всего прочего герметизм подчеркивает единство всего знания и важность установления связей между различными его областями. В этом смысле революция в сознании, которая произошла в шестидесятые годы двадцатого века, может быть названа герметической.

Авторы этой книги сами являются продуктом шестидесятых. Но мы не стыдимся этого. Наоборот, мы даже гордимся этим фактом. Мы также гордимся - хотя и не без разумного скептицизма, - что приняли участие в «оккультном возрождении» этого периода.

Подобно многим нашим современникам, мы пришли к герметизму различными путями. Некоторые из самых важных путей были открыты самой системой образования, которая оставляла герметизм за чертой академической респектабельности. Мы быстро поняли, что в университете нет ничего «универсального». Тем не менее в процессе совершенно обособленных и существующих как бы в вакууме учебных курсов по английской, американской, французской или немецкой литературе мы читали поэзию и прозу, которая устанавливала связи, игнорируемые самим университетом, - связи между искусством, наукой, историей, философией, психологией, мифологией и различными религиями. Пока научные дисциплины с рвением руританских националистов бились за установление территориальных границ, Блейк, Гете и Бальзак, Флобер, Толстой и Достоевский, Джойс, Пруст, Манн, Йетс и Рильке раскрывали перед нами более широкие перспективы. И у многих из этих личностей - даже у таких в высшей степени благопристойных викторианцев, как Джордж Эллиот и Роберт Броунинг, - мы находили открытые упоминания о герметизме и его сторонниках.

Мы сталкивались также с фигурами, еще не допущенными в официальные учебные планы или каноны. Так, например, Лоуренс Дюрелл обычно недооценивался или даже отвергался научным истеблишментом того времени, однако в студенческих городках Англии и Америки начала шестидесятых вряд ли можно было найти человека, не читавшего «Александрийский квартет». Именно на страницах тетралогии Дюрелла мы впервые столкнулись с упоминанием о загадочной области знания, которая называлась герметизмом. Именно у Дюрелла мы впервые столкнулись с такими именами, как Парацельс и Агриппа, о которых не упоминалось в традиционных учебниках и антологиях. Именно Дюрелл искусно романтизировал наши представления об Александрии, познакомив нас с колыбелью герметизма. И именно Дюрелл показал нам, что алхимия является не просто причудливой разновидностью примитивной химии, а сложной и будоражащей чувства системой, в которой сексуальность использовалась как метафора для искусства, искусство служило метафорой для сексуальности, а оба этих понятия являлись метафорами для определенной формы превращения.

Новости
Amazon впервые купил российское реалити-шоу «Инстаграмщицы»
Видеосервис Amazon Prime Video приобрел права на два сезона шоу "Инстаграмщицы", которое для "Пятницы!" придумал продюсер и генеральный директор телеканала Николай Картозия. Это первое российское реалити на стриминговом сервисе. Прецедентов продажи российских реалити-шоу Amazon раньше не было.
В мультфильме Disney и Pixar появится первый ЛГБТ-персонаж
В новом мультфильме "Вперед" от компании Pixar впервые официально появится ЛГБТ-персонаж. Им станет девушка-циклоп Спектр, работающая полицейским. Озвучила персонажа актриса, сценарист и открытая лесбиянка Лина Уэйт.
Раскрыто рабочее название нового фильма о Человеке-пауке
Стало известно рабочее название предстоящего фильма о Человеке-пауке. Его раскрыл портал ComicBook 26 февраля. Картина создаётся под рабочим названием «Безмятежность сейчас».
Главную награду BAFTA получит Хидео Кодзима
Наивысшую награду Британской академии кино и телевизионных искусств за выдающиеся достижения в области видеоигр (BAFTA) получит японский геймдизайнер, сценарист, продюсер и руководитель разработки компьютерных игр Хидео Кодзима. Об этом 27 февраля сообщается на сайте igromania.ru.
На шутку Лозы о востребованности Петрова ответил режиссёр «Холопа»
Клим Шипенко, режиссер успешной комедии «Холоп», дал комментарий по поводу ироничного высказывания композитора и певца Юрия Лозы. Ранее РИА LIVE24 сообщало о том, что артист в шутливой форме раскритиковал отечественный кинематограф и популярность молодого актера Александра Петрова.
«Джентльмены» возглавят российский прокат
Основная борьба за первое место российского бокс-офиса развернется, согласно аналитикам, между старожилами проката - фильмами "Джентльмены" Гая Ричи и "Лед 2" Жоры Крыжовникова.
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes 

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes