На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Авдеева К.Д., Штокмар В.В., Левш Г.Р., Виноградов К.Б.
Очерки истории Англии
стр. 238

чиво относиться к изучению научного социализма. После опубли кования в Лондоне в феврале 1848 г. «Коммунистического Мани феста» Джонс был одним из немногих англичан, которые тогда же познакомились с ним. Английский перевод «Манифеста» по явился только в ноябре 1850 г. в «Красном республиканце», из дававшемся в тот период Гарни.

С 1847 г. чартистская агитация опять стала встречать особенно горячий прием в рабочих аудиториях. Митинги напоминали 1839 и

1842 гг.; одной из особенностей выступлений левых чартистов, помимо акцента на международном значении борьбы английского народа, было выдвижение лозунгов об уста новлении в стране республиканского строя.

В первые месяцы 1848 г. новым стимулом для роста револю ционной активности английских трудящихся послужили успехи революции во Франции, Италии и Германии. Чартисты с вооду шевлением встречали вести о победах революционных сил на кон тиненте и стремились к тому, чтобы и Англия не осталась в сто роне. Снова стали собираться подписи под петицией; повсеместно происходили манифестации и митинги в ее поддержку.

Старые споры о тактике всплыли на поверхность. Следует ли готовиться к вооруженному восстанию? Как относиться к приме ру, показанному парижскими рабочими? Э. Джонс писал в «Се верной звезде» в конце февраля 1848 г.: «Если средний класс имеет право вооружаться, то его имеет и рабочий класс . . . бывают моменты и обстоятельства, когда отказ бороться равносилен пре дательству».

В начале марта в Глазго и Эдинбурге волнения трудящихся и многочисленных безработных привели к кровопролитным столкно вениям с войсками. Народ пробовал сооружать баррикады, раз давались лозунги: «Хлеба и революции!», «Да здравствует респуб лика!» Власти сурово расправлялись с «бунтовщиками». Эти со бытия еще раз показали, что чартистам Великобритании недоста вало организованности. Однако О’Коннор был в упоении от своей победы на парламентских выборах 1847 г. и количества под писей под новой петицией; ясного плана действий он не имел.

В воззвании 1 апреля 1848 г. О’Коннор отстаивал лозунг «Хар тия и земля» и давал понять, что момент для решительных дейст вий настал. В опубликованной в тот же день в «Северной звезде» речи Э. Джонса выдвигались более конкретные предложения. Джонс вновь подчеркивал опасность террора со стороны прави тельства и необходимость боеспособной пролетарской организа ции. «Без нее, — говорил он, — народ — толпа, а с ней он ста новится армией».

Собравшийся 3 апреля в Лондоне новый чартистский конвент наглядно обнаружил колебания руководителей движения во гла ве с О’Коннором. Предполагалось 10 апреля организовать внуши тельную процессию к зданию парламента в поддержку петиции,

240