На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Авдеева К.Д., Штокмар В.В., Левш Г.Р., Виноградов К.Б.
Очерки истории Англии
стр. 147

Многие иностранцы, посещавшие Англию в XVIII в., восторга лись тем, что парламент пользуется в этой стране большой вла стью. Один из них даже заявил, что «парламент может сделать все, он не может только превратить мужчину в женщину и жен щину в мужчину».

Некоторые буржуазные авторы пишут о том, что в Англии установилось «самодержавие парламента», они, однако, забывают указать, что фактически это было самодержавие землевладельче ской, денежной и торговой аристократии.

Избирательная система обеспечивала господство аристократии и в парламенте. К концу XVIII в. из восьми миллионов населения Англии правом выбирать в парламент пользовалось не более 160 тысяч человек. Даже промышленная буржуазия почти не была представлена в парламенте XVIII в. Экономически буржуазия усиливалась, но устаревшая избирательная система закрывала даже для широких кругов буржуазии возможность посылать своих депутатов в палату общин. Верхняя палата — палата лордов — была собранием лиц, получавших звание лорда по наследству или по назначению короля, и естественно, что она состояла из верхуш ки землевладельческой аристократии и англиканского духовенст ва. Палата общин — нижняя палата — выбиралась имущими, но избирательные округа, существовавшие в неизменном виде с

XVII в., не учитывали изменений в составе населения, а также в экономическом значении тех или иных районов страны. Такие крупные города, как Манчестер, Бирмингем, Ливерпуль и другие, не пользовались правом посылки депутатов в парламент, но зато этим правом пользовались «гнилые местечки», в которых прожи вало ничтожное количество населения. Такие местечки насчиты вали иногда 50—100 избирателей. Бывало и так, что «выборы» происходили на месте, которое уже не было даже населенным пунктом в связи с передвижениями населения. Тогда депутаты фактически назначались местным лордом, на землях которого были расположены «гнилые местечки». В конце XVIII в. 245 де путатов нижней палаты назначались 128 лордами. Один лорд назначал девять членов палаты, четыре лорда назначали по шесть депутатов, а три лорда — по три депутата каждый и т. д.

Естественно, что «гнилые местечки» становились предметом купли-продажи. Многие «гнилые местечки», как и голоса избира телей в настоящих населенных пунктах, покупались купцами и плантаторами, накопившими большие капиталы в Вест-Индии и других колониях Англии. Именно таким путем попали в парламент представители династии вест-индских плантаторов Бекфордов. Один из братьев Бекфордов был членом парламента сначала от Шефтсбери, а затем в течение 16 лет от Лондона (1754—1770), другой — от Бристоля, а третий — от Сольсбери. Путем покупки голосов или представительства от «гнилых местечек» оказались в числе членов парламента и другие колониальные хищники. Они






149