На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Р. Амбелен
Тайный внутренний круг тамплиеров
стр. 240

долго пытались найти. К тому же лицо Жанны на этой фреске очень похоже на лицо ее отца Луи Орлеанского.

Продолжая свои признания, упомянутый старик каменщик сообщил, что ему было также известно, что Жанна дез Армуаз добилась освобождения деревни Жольни, в ту пору жалкого хутора, от уплаты некоторых налогов и что эта льгота сохранялась в силе по меньшей мере 200 лет.

Но эта королевская милость, исключительная по своему характеру, была до того распространена только на деревни Грё и Домреми1 . Жанна дез Армуаз явно была в очень большом почете, раз ей удалось добиться от королевской администрации такой милости, что еще раз подтверждает: в глазах монархии она и была истинной Девственницей Франции.

Итак, Жанна проживала в Жольни вместе со своим супругом. Но еще раз событие семейного характера внесло изменение в ее образ жизни.

К тому времени, когда она возвратилась в Лотарингию, Филипп дез Армуаз, сын Франсуа, кузена Робера, женился на Изабелле дю Фэ, которая в приданое принесла ему сеньорию Отре. Так Филиппу дез Армуазу предстояло стать родоначальником семейства дез Армуазов-д’Отре.

Жанна была бездетна, и, может быть, ее тяготила такая обездоленность; возможно, ее психика претерпела изменения под воздействием первых симптомов начинающегося климакса. Она прониклась нежностью к юной супружеской чете — своим племянникам, часто совершала поездки в их сеньорию. Наверняка она ожидала того, что кто-то продлит во времени имя, которое она носила, раз уж это было недоступно для нее самой. Когда-то она так много разъезжала верхом, что прогулка в 12 — 15 лье не составляла для нее никакого труда.

Вскоре она стала крестной матерью первенца ветви дез Армуа-зов сеньоров д’Отре; угождая ей, младенца назвали Луи в память о ее отце Луи Орлеанском. Ведь до этого ребенка данное имя не носил никто в семействе дез Армуаз.

В сеньории Отре (Отре-сюр-Мадон) была расположена деревушка Пюллиньи, находившаяся в вассальной зависимости от нее. Ее церковь была бедной, и Жанна решила скрасить ее убожество, пойдя для этого на значительные траты. Затем она высказала пожелание быть после смерти погребенной в ней, что со временем и было исполнено. Там же был погребен и ее супруг Робер дез Армуаз.

В 1929 г. Николя де Сермуаз, бывший дипломат, отправился в Пюллиньи вместе со своим другом, чтобы расспросить при

1

Грамоты, пожалованные Карлом VII 31 июля 1429 г. «как милость нашей возлюбленной Жанне Девственнице и по ее ходатайству». Отметим необычное обращение, адресованное Жанне: «нашей возлюбленной».