На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Р. Амбелен
Тайный внутренний круг тамплиеров
стр. 197

ся во Францию. И действительно, в начале апреля 1953 г. кольцо было выставлено в часовне св. Иоанна, в Ля-Тюрби.

В августе того же года мы его осмотрели. Это было серебряное кольцо шириной в 5 — б мм, а толщиной самое большее 2 мм. Снаружи видна была надпись «Иисус + Мария». Оба слова были разделены крестом, концы которого утолщались. Так делалось всегда для разделения слов и божественных имен при операциях, совершавшихся в ходе магических церемоний. Такими же крестами украшались парадные плащи членов ордена тамплиеров (храмовников) , госпитальеров, тевтонских рыцарей и пр.

Все же заметим, что от этого скромного, но бесценного кольца не исходило никакого таинственного излучения, если не считать его значения как прекрасной старинной вещи, имеющей историческую ценность.

О тех, кто был влюблен в Жанну

Вопреки возможным предположениям Жанна отнюдь не была мужеподобной, безобразной, наводившей страх на мужчин. Бесспорно, что в ней была определенная прелесть. Она была элегантной, обладала пышным гардеробом, сшитым из дорогих тканей, ибо она любила всякое великолепие. При взятии в плен под Компь-еном на ней поверх богатой кирасы была парчовая облегающая короткая туника на белой атласной подкладке. Фактически это была воинская куртка, что-то вроде ризы, надевавшейся прямо на боевые доспехи. Иновда ее ошибочно называют «huque»; обозначает же это слово воинский головной убор1.

О том, что Жанна была довольной красивой, с весьма привлекательной для мужских глаз грудью, засвидетельствовал на оправдательном процессе ее оруженосец Жан д’Олон. О том же говорится и в одном тогдашнем тексте — «Зерцале добродетельных женщин». Но ее короткие волосы, подстриженные «под горшок», к чему воинов принуждали шлем и забрало, ее мальчишески тонкая фигура, следствие ее двуполости — андрогинии, — в те времена не возбуждали мужского желания у воинов, привыкших к забавам с пышноволосыми и пышнотелыми партнершами.

Со своей стороны Жанна не только ничего не делала для возбуждения такого желания, но, напротив, ее поведение быстро лишало какой бы то ни было охоты проявлять что-либо подобное. Все проявления такого рода она не выносила, как и все то, что могло вызвать их. Так, она жестоко разбранила накануне сражения своих солдат, которые вместо того, чтобы, исповедавшись, обрести состояние благодати, отправились повеселиться с гулящими девка

1

См.: Э. Литтре. Словарь французского языка, 1863.