На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Р. Амбелен
Тайный внутренний круг тамплиеров
стр. 183

мы уже рассказали, сделал это отнюдь невсвязисее миссией, а чтобы излечиться от подагры, которая ужасно его мучила. Он был неприятно изумлен, услыхав в качестве средства излечения совет Жанны прогнать от себя юную красотку Анизон дю Май, свою любовницу и побочную дочь священника.

Стало быть, не потенциальную освободительницу королевства призвал к себе Карл Лотарингский, а деревенскую знахарку, а в те времена у знахарок была примерно та же репутация, что и у колдуний. И только после первой беседы, которая развеяла недоразумения и надежды герцога Лотарингского, он сумел увидеть в ней нечто иное, чем возможную целительницу. Свою роль сыграло и присутствие герцога Барского, Ренэ Анжуйского, зятя Карла VII. Ведь если Жанна—сестра этого последнего, то она—и свояченица Ренэ Анжуйского.

Комиссия из Пуатье свела свои выводы в реестре, называемом в наши дни «Книга Пуатье». Эдуард Шнайдер, католический историк, друг папы Пия XI и почетный гражданин Ватикана, нашел ее эквивалент в документах, хранящихсяв тайных архивах Ватикана. Об этом он поведал как своим друзьям, так и своему исповеднику, и суть этого сообщения имеется в нашем распоряжении в виде текста, написанного его рукой. В этих документах, в которых нашла свое отражение упомянутая «Книга Пуатье»1, он, по его свидетельству, прочел о том, что оба францисканца, посланных на расследование в Домреми для установления репутации Жанны, вернулись оттуда, собрав показания поселян. Всем было известно, что Жанна—дочь от прелюбодейной связи между герцогом Луи Орлеанским и королевой Изабо Баварской , а значит, сестра или сводная сестра короля Карла VII .

Но позднее, в Руане, судьи, представляющие бургундскую партию, а в Париже инквизиторы из Университета, видя, что, таким образом, она оказывалась внучкой Карла V, припомнив его пристрастие к запретным наукам и две мандрагоры, которыми он обладал, сочли, что Жанна могла быть подвержена той же духовной слабости. И разумеется, положение не улучшалось от того, что ее отец Луи Орлеанский владел кольцом и талисманом, предназначенными для развращения женщин. Вот почему в Руане без промедлений был поднят вопрос о том, что в распоряжении Жанны тоже была мандрагора.

1

   В Пуатье Жанна остановилась у Жана Рабато, главного адвоката, в его особняке. В церковную комиссию входили монсеньор Реньо, архиепископ Реймс-ский и ее председатель, епископ Пуатье, первый ректор Университета Жан Лом-бар, каноник Лемарье, кармелит Сеген, бенедиктинец Пьер де Версай, аббат де Тальмон и несколько прелатов духовенства Пуатье. Хор похвал, прозвучавший на последнем заседании, был омрачен только враждебностью Ла Тремоя, бесконечная подлость и предательство которого покарались лишь в июне 1433 г., когда этого любимчика Карла VII похитили люди коннетабля де Ришмона, его покровителя, которого он предал. Ему пришлось выплатить крупный выкуп, чтобы выбраться из темницы и уйти в безвестность.