На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Р. Амбелен
Тайный внутренний круг тамплиеров
стр. 151

дату, общая сумма составит более трех миллионов франков 1975 г. Теперь мы можем составить себе представление о цивильном листе, которым Жанна стала располагать со времени пребывания в Шиноне.

Мы уже отмечали, с каким почтением люди обращались к Бастарду Орлеанскому — Жану Дюнуа. В третьем лице о нем говорили: «монсеньор Бастард»; обращаясь же к нему, его называли «монсеньор». Но Жанна удостаивалась куда более почтительного обращения: во время их первой встречи Дюнуа обратился к ней так: «Как поживаете, благородная дама?», она же с презрением ответила: «Это вы — Орлеанский Бастард?» Объяснялось это тем, что ее сводный брат не мог похвастаться чистотой королевской крови в отличие от Жанны1, поскольку его мать, Марьетт д’Энгьен, принадлежала к мелкому дворянству, да и замужем была всего лишь за простым офицером Луи Орлеанского, Обером де Кани.

В другой раз она рассердилась на Дюнуа, воскликнув: «Бастард! Бастард! Если ты не будешь подчиняться мне, я разобью свой молот о твою голову!» Он же рассмеялся в ответ: «Не сердитесь, Жанна, не сердитесь...» И это человек, имеющий право на то, чтобы к нему обращались, называя его «монсеньор»...

Следует признать, что Жанна никогда не теряла голову, возгордившись своими успехами. Зато на нее мог повлиять характер, на котором сказывалось ее королевское происхождение. Гены и хромосомы проявляли себя в ней как в хорошем, так и в дурном: великодушие и буйная жестокость — вот ее наследственные черты. Когда 20 апреля 1429 г. под вечер она вступила в охваченный ликованием Орлеан под медленные, торжественные звуки Марша Роберта Брюса2, исполнявшегося волынками ее шотландских полков, в то время как ее сопровождали прославленные полководцы Франции, причем путь кортежа ос

1

   Во всяком случае, официально...

2

24 июня 1314 г. в Баннокбёрне, в Шотландии, и через годи три месяца после гибели Жака де Моле на костре, Роберт Брюс, король Шотландии, во главе 30-тысячной армии разбил войска английского короля Эдуарда II, втрое превосходившие ее по численности. Эдуард был зятем покойного Филиппа IV Красивого, будучи женатым на его дочери Изабелле, из-за которой возникло «дело Нельской башни». Одержав победу, вечером Роберт Брюс велел капеллану записать типично кельтскую мелодию, которую наигрывали при приближении к противнику волынщики его лучников с плоскогорий. Она стала Маршем Роберта Брюса, старейшим военным маршем в мире. 23 октября 1942 г. шотландские полки маршала Монтгомери прошли под медленные, торжественные, навевающие множество воспоминаний звуки этого марша, прежде чем устремиться навстречу войскам фельдмаршала Роммеля, которым они нанесли сокрушительное поражение в Тунисе, в знаменитом сражении при Эль-Аламейне. Да и в наши дни под этот марш торжественно вступают в ложу высшие масонские чины всех толков, проходя под «стальным сводом» и «скрещенными молотами».