На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Алпатов М.В., Ростовцев Н.Н.
Искусство. Живопись, скульптура, архитектура, графика
стр. 151

цифера не уродливым исчадием ада, а обнаженным юношей в сверкающей красоте могучего порыва, как воплощение всего великолепия, всего чувственного очарования ликующей плоти и вместе с тем — злого, разрушительного начала, которое угадывается в блестящих, змеиных глазах искусителя, его узком, покатом лбе и отблесках демонического огня, озаряющих его лицо и крылья.

Однако форму диалога Тинторетто применяет в картинах школы св. Роха только для дополнительных, так сказать, промежуточных эпизодов, основные же, узловые темы цикла развертываются в массовых сценах. Мы вправе говорить поэтому, что главный герой цикла св. Роха — не индивидуальный, самодовлеющий человек, а народ, коллективная сила.

Быть может, наиболее ярким доказательством этого положения, своего рода социально-этической программы цикла является «Крещение». И в смысле иконографическом, и с точки зрения понимания художественного образа композиция «Крещения» представляет собой необычайно смелое новаторство. Событие «Крещения» приобретает у Тинторетто глубокий, общечеловеческий смысл: художник показывает его не как индивидуальный акт христианской легенды, а как всенародное действо. Чувство коллективного слияния, духовного единения народной массы пронизывает всю картину. Оно проявляется в том, что главные действующие лица отодвинуты в глубину, а передний план занят безыменными соучастниками и свидетелями. Это чувство духовного единства подчеркнуто еще более созвучием движений и силуэтов, проходящим через всю композицию,— изгиб склоненной фигуры Христа (как бы символизирующей готовность к жизни труда, самопожертвования и служения народу) повторяется в фигурах и переднего и заднего плана. Но главная смелость и сила замысла заключается в том, что мастеру удалось добиться (может быть, впервые в истории живописи) полного слияния народной массы и ее окружения, полного эмоционального созвучия между человеком и природой, между землей и облаками. Основной источник этого единения — живительная, созидающая сила — свет. Прорываясь сквозь клубящиеся облака, отражаясь в воде, зажигаясь искрами и языками пламени в маленьких фигурках заднего плана, свет наполняет этот прохладный речной пейзаж, это волнение народной массы могучим дыханием жизни.

О народных основах искусства Тинторетто в цикле св. Роха хочется говорить в двояком смысле: как о стремлении воплотить живописными средствами образ народа и как о народном, демократическом восприятии мира и человека. Об этом втором аспекте творчества Тинторетто яркое представление дают две крайние композиции главной стены — «Тайная вечеря» и «Поклонение пастухов». «Тайная вечеря» цикла св. Роха во многих отношениях развивает дальше те идеи, которые занимали мастера в предшествующих композициях на ту же тему. Тинторетто объединяет здесь оба момента евангельского рассказа, которые раньше выступали разрозненно, изображая одновременно и предательство Иуды и установление таинства причастия. В центре картины, но на втором плане, изображен акт претворения; но к этой религиозной церемонии вплотную подступает, окружает ее со всех сторон простое, мирное человеческое бытие: в глубине — хлопоты вокруг домашнего очага, на переднем плане — ступени, ведущие к реальной жизни, к народу, к земле, на них примостился бедный люд — обнаженный мужчина с куском хлеба, женщина с кружкой, тут