На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Алпатов М.В., Ростовцев Н.Н.
Искусство. Живопись, скульптура, архитектура, графика
стр. 148

Б. Виппер ЦИКЛ КАРТИН ТИНТОРЕТТО В ШКОЛЕ БРАТСТВА СВ. РОХА В ВЕНЕЦИИ

Чтобы яснее и полнее представить себе круг мыслей и настроений, воплощенных Тинторетто в цикле св. Роха, следует вспомнить, что работа мастера в залах братства совпадает с годами тяжелого кризиса, переживаемого Венецией, с важным переломом в ее политической, и экономической жизни, в ее культуре. Битва при Лепанто (1571), выигранная главным образом благодаря венецианским адмиралам и венецианским галерам, была последней яркой вспышкой героической Венеции. Эта блестящая победа в конце концов обернулась для Венеции поражением. Прежде всего потому, что она показала консерватизм, застылость венецианской системы, устарелость ее морского оружия. Битва при Лепанто была последним крупным морским сражением, проведенным при непосредственном соприкосновении вражеских флотов, на гребных судах, на системе абордажа. Последовавшее через 17 лет великое морское сражение — «гибель Армады» — было выиграно уже не на галерах, а на парусных судах, было выиграно на расстоянии пушечных выстрелов и на быстром темпе маневрирования. Хочется сказать, что Тинторетто был одним из первых художников, кто в грандиозных композициях школы св. Роха предвосхитил эту новую стадию человеческих взаимоотношений, это стремление человека овладеть пространством и временем. Победа при Лепанто обернулась для Венеции поражением еще больше потому, что заключенный после нее сепаратный мир с Турцией оказался роковым для венецианского государства — потеря Кипра и восточных рынков положила конец колониальной империи и морскому могуществу Венеции. Правление дожа Себа-стьяно Вениера (1577—1578) — этот символический эпилог к героическим дням Лепанто означал вместе с тем поворот Венеции к делам внутренней политики и был связан с усилением демократических течений и ростом свободомыслия, с оппозицией против олигархии и всесильного Совета Десяти, наконец,— с антикон-фессиональными учениями и с борьбой за подчинение церкви государству. Это последнее движение, которое было сосредоточено в кружке смелых мыслителей, возглавляемом Андреа Моросини и фра Паоло, Сарпи, с полной силой развернулось, правда, только в конце XVI века, но многие члены этого кружка уже с начала 80-х годов принимали самое деятельное участие в политической и религиозной жизни Венеции. Мы не знаем, в какой мере активным и непосредственным было соприкосновение Тинторетто с этим движением. Но что мастер был причастен к оппозиционным течениям конца 70-х и 80-х годов, об этом красноречиво свидетельствует его дружба с наиболее смелыми и передовыми венецианцами этого времени: с Федериго Бадоэро, основателем академии «Фама» (ее ученым секретарем был Бернардо Тассо, отец Торквато.) и участником политического движения 80-х годов, с Андреа Кальмо (1509—1570), актером и драматургом, типичным венецианским демократом (как и сам Тинторетто), поэтом народной и сельской жизни, знатоком диалектов, в своей «Сельской комедии» наметившим основы сценической драмы, наконец, с выдающимся композитором и реформатором музыкальной теории Джузеппе Царлино (1517—1590). Идеи передовой ве