На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Алпатов М.В., Ростовцев Н.Н.
Искусство. Живопись, скульптура, архитектура, графика
стр. 91

Лицо Христа в «Поцелуе Иуды» замечательно своими исключительно правильными чертами. Профиль Христа отличается соразмеримостью пропорций античной скульптуры. Джотто поднимается здесь до вершин классической красоты. Его ближайшим предшественником в Италии считают Каваллини. Однако лицо Христа Джотто не похоже на мраморные, академически холодные лица Каваллини. Джотто идет дальше античного идеала человеческой личности. Совершенный человек мыслится им не в счастливом и безмятежном бытии, но в действенных взаимоотношениях с другими людьми.

Прелесть правильного профиля была неизменно связана в классическом искусстве с его обособленностью. Зритель видит человека в профиль, когда он становится для него объектом, красивым физическим телом. Средневековое искусство предпочитало изображение человека лицом к зрителю, потому что, только глядя человеку в глаза, можно было заглянуть в его душевный мир, который, начиная с Августина, стал в центре внимания средневековой мысли. Профильное изображение было восстановлено только готическими мастерами XIII века. Христос Джотто находит в Реймсе свои ближайшие прообразы.

Однако профили в готике остаются разобщенными, фигуры почти не вступают в живое взаимодействие друг с другом.

Только Джотто сумел соединить идеал классической красоты с глубочайшей полнотой душевной жизни человека. Новая живописная система и понимание картины как сценического единства дали ему возможность воплощения образа совершенной личности в ее действенном отношении к окружающему миру и в первую очередь к другим людям.

Мы знаем, что уже греческое искусство эпохи Еврипида стремилось к выражению в скульптуре и живописи напряженного драматического диалога. Примером может служить вазовый рисунок конца V века, победитель Ахилл и побежденная Пентезилея — чисто «джоттовский мотив» пристально взирающих друг другу в глаза людей. Однако даже в этом произведении греческий мастер остается верен классическим идеалам. Его внимание настолько привлекают движение фигур, могучее тело Ахилла и изящные, гибкие складки плаща амазонки, что выразительность их взглядов играет значительно меньшую роль, чем в падуанском «Поцелуе» Джотто.

Тема фрески «Христос и Иуда» была, видимо, особенно близка Джотто. Эта тема проходит лейтмотивом через весь падуанский цикл. Во «Встрече Марии и Елизаветы» Мария сохраняет спокойную величавость и строго поставлена в профиль; Елизавета с ее старческим, морщинистым лицом склоняется и стремится заглянуть ей в глаза; Мария величественна и сдержанна, Елизавета более растрогана, и этот контраст составляет основу композиции. Во «Встрече Иоакима и Анны» фигура старца торжественно неподвижна и вырисовывается своим строгим профилем, Анна нежно обнимает его и прижимает к себе. В сцене «Бегство в Египет» похожая на античную богиню спокойная, мужественная Мария восседает на осле, готовая непреклонно сносить все трудности пути, тогда как огорченный Иосиф вопрошающе и взволнованно повертывает к ней голову. В сцене «Иоаким у пастухов» грустный, глубоко сосредоточенный и погруженный в себя старец под бременем незаслуженной обиды стоит перед беспокойно озирающимися пастухами и нежно ласкающейся к нему собачкой. В «Браке в Кане галилейской» Христос, согласно евангельскому тексту,