На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Алпатов М.В., Ростовцев Н.Н.
Искусство. Живопись, скульптура, архитектура, графика
стр. 43

предположить, что юноша стоит перед гробницей-плитой. Можно сказать, что здесь ясно видно отличие от произведения архаики. Оно выражается в том, что герой не смотрит смерти в глаза. Размышления о смерти — это то тяжелое, что этой фигуре присуще. Перед нами типичный образ греческой трагедии. Эта фигура напоминает Ореста у гроба Эсхила в «Жертвах».

Нужно упомянуть, что надгробие играло большую роль еще в греческом театре. Надо вспомнить Эсхила, Софокла и Еврипида и их трактовку сюжета е «Хоэфорах». Могила Агамемнона является главным по значению образом, вокруг которого развертывается действие. Орест и Пилад ищут помощи у богов. Все это должно было придать этой теме в искусстве особый вес.

Надписи на надгробных памятниках представляют большой интерес, так как они создавались непрофессионалами. Мы соприкасаемся с искусством, в некоторой степени близким к типу искусства самодеятельного.

Мы находим надписи самые разные. Вот надпись, не претендующая на глубину:

Много я пил, много ел, и на многих хулу возводил я.    

Нынче в земле я лежу, родянин Тимеокрент.

Вот надпись, где мысль выражена не прямо, а перифразой:

Я похоронил здесь того,    

Которому следовало меня похоронить.

Здесь и фраза, обращенная к случайному прохожему:    

Человек, раз ты проходишь и в душе думаешь о чем-то,

Жалуйся, ты видишь могилу Тразона.

Вот скромная надпись:

Милый мой друг! О тебе я не плачу: ты в жизни немало Радостей знал, хоть имел также и долю забот.

Филет Косский

Еще одна скромная надпись:

Свидетели солнце, отец и мать,    

Панталеон, как послушен ты был в живых.

Вот образчик надписей более позднего времени:    

Любовь моя, зову тебя. Разве не муж я твой? Что ж ты молчишь?

Послушай мою жалобу. Любовь моя. Раскрой уста свои.

Пусть ее сладкие звуки достигнут меня. Ах, никакого ответа...

Одно из замечательных произведений надгробной скульптуры — «Стела гоплитодрома», найденная около храма Гефеста, 520—510 годы до н. э. (Афины, Национальный музей). В этой плите обрисован самый момент смерти воина. Такой момент завершает его бесстрашную жизнь. Голова воина с решительно опущенными глазами заключает в себе весь образ его кончины. Со склоненной головой гармонирует обрамление, его шлем, занимающий всю верхнюю часть изображения, и орнаментально трактованные волосы, падающие к нему на грудь. Руки его симметричны, может быть, для того, чтобы придать устойчивость всему его образу или, может быть, чтобы обратить больше внимания на его последний глубокий вздох. Все туловище его повернуто в профиль. И, наконец, его ноги