На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Алпатов М.В., Ростовцев Н.Н.
Искусство. Живопись, скульптура, архитектура, графика
стр. 30

ского подбора мотивов. Правда, работа суммарная, не входящая в детали, но в своих грубых формах выражающая всю мощь неслыханно нового творчества; там и падающие и умирающие, там и кусающиеся кентавры и тщетно защищающиеся от дикого насилия женщины. Художник не брезгует никакими средствами для достижения впечатления кипучей жизни». В этих немногих словах охарактеризованы художественные принципы, положенные в основу мастером западного фронтона.

Перейдем к анализу самого фронтона. Западный изображает битву кентавров с лапифами. Бросаются в глаза большая пластическая выразительность и полноценность фигур фронтона. Движения человеческого тела здесь переданы с большой выразительностью. Плоская декоративность отсутствует, нет и абсолютной симметричности композиции. Фигуры воспринимаются не как декоративно позирующие, а как реально действующие. Однако не следует думать, что свобода от симметрии означает беспорядочное нагромождение групп, лишенных всякой зрительной гармонии и равновесия. Художник имеет дело с определенной архитектурной формой — с пологим треугольником фронтонов. Скульптура должна максимально выявить свои образно-пластические возможности в пределах архитектурных форм, не уничтожая их при этом. Действительно, хотя фигуры и не повторяют симметрично буквально друг друга, как в Эгине, но обе стороны фронтона строго уравновешены. Количество групп и фигур одинаково, каждая из них примерно соответствует своей противоположной, но движение, жесты и позы их индивидуальны и в такой же мере определяемы сюжетной ролью фигуры, как и ее композиционно-ритмическим местом. Вся сцена полна бурного и реально разработанного движения тел сражающихся. Кроме того что бурное движение обеих сторон взаимно уравновешивается, оно сверх всего прочего чисто зрительно как бы замкнуто в рамках фронтона. Так, напряженная дуга ноги, спины и руки крайних сражающихся лапифов не дает движению вырываться за пределы композиции. Центральные фигуры своим вертикальным строгим ритмом как бы подчеркивают ритм колонн, поддерживающих фронтон. Здесь достигается гармоническая связь скульптурной группы с архитектурным целым, сохраняющим и даже усиливающим свою художественную выразительность, и скульптура не только формально выступает как самостоятельная часть большого художественного единства, но и своей образно воплощенной идеей как бы расшифровывает тот комплекс переживаний, который был связан с сооруженным храмом.

Не безразличен миф, послуживший тематической основой этого произведения. На свадьбу греческого царька Перифоя были приглашены кентавры, эти мифические представители стихийных сил природы и варварства, не облагороженного эллинской человечностью и чувством меры. Кентавры перепились, их зверская природа вырвалась наружу, и они устремились к женам лапифов. Разгорелась драка. Олицетворения всех греческих добродетелей — боги, в лице Аполлона, вмешались в бой, и добро восторжествовало над злом. Хотя на фронтоне бой в полном разгаре, по уверенно мощная центральная фигура Аполлона, а также заметное преимущество на стороне греков не оставляют сомнения в исходе схватки. Значение фигуры Аполлона не только в указанной уже связи центральных фигур с колоннами, но и в той общей уверенности в исходе боя, которую вселяет его властная, спокойная фигура. Как над игрой индивидуальных порывов, как над стихией окружающей грека природы и