На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Алпатов М.В., Ростовцев Н.Н.
Искусство. Живопись, скульптура, архитектура, графика
стр. 27

не удлиненный прямоугольник, окруженный со всех сторон колоннадой. Вся конструкция помещалась на каменном основании — стилобате. Колоннада несла на себе основную тяжесть перекрытия. Она конструктивно и зрительно своим четко выраженным вертикальным ритмом поддерживала горизонтально расчлененный и тяжелый антаблемент. Антаблемент и колоннада — вот два основных элемента, образующих греческий храм.

Антаблемент образовался из архитрава — тяжелой каменной соединительной балки между колоннами. Находясь непосредственно на капителях колонн, архитрав передавал на них все давящее усилие конструкции. Тяжелый, массивный, никак не расчлененный в дорическом ордере архитрав обнажал как нельзя лучше свою конструктивную роль. Выше шел фриз, разделенный триглифами на метопы. Еще Шуази остроумно показал, что эти элементы фриза были обусловлены конструкцией деревянных храмов. Однако значение триглифов не только и не столько в том, что они представляют собой потерявшее всякий конструктивный смысл повторение в камне форм деревянной конструкции, сколько в том, что их наличие было необходимо для раскрытия той эстетической концепции, которая находила свое выражение в храме. Весь антаблемент завершался карнизом, расчлененным на несколько горизонтальных полос. Здание увенчивалось двускатной крышей.

Колонна в свою очередь делилась на ствол и капитель. Роль капители — подчеркивание и выделение важнейшего конструктивного пункта, а именно точки приложения двух сил: поддерживающей и давящей. Основной частью капители являлась подушка, или эхин. В целях более выпуклого эстетического подчеркивания значения колонны ее ствол покрывался рядом желобков-каннелюр. Таким образом колонна превращалась как бы в целый пучок взметнувшихся вверх вертикальных линий.

Параллельно развивающийся ионический ордер не получил в VI — V веках ведущего значения. Он отличался большей легкостью пропорций. Эффект здесь строился на основе подчеркивания скорее декоративной, а не конструктивной стороны. Весь антаблемент в ионическом ордере легче. Тяжелый блок архитрава размельчен на несколько горизонтальных полос. Колонна стройнее и пропорционально выше дорической. Она не уходит под тяжестью антаблемента в землю, а покойно и непринужденно покоится на базе, отделяющей ее от цоколя здания. Так же характерен для Ионии сплошной фриз, не разделенный триглифами на метопы. Острые грани, под которыми сходятся каннелюры в дорическом ордере, здесь как бы срезаны; благодаря полученному таким образом удвоению количества вертикальных линий резче подчеркивается стойкость колонны и усиливается общая живописность архитектурного целого. Резко отличны дорическая и ионическая капители. Дорическая капитель проста, но зато изумительно четка и конструктивна. Изогнутый в волютах эхин ионического ордера, более богатая разработка всей капители освобождают ионический ордер от некоторой жесткости, свойственной дорическому стилю, но одновременно они лишают архитектурное целое той абсолютной величавой ясности и четкости форм, которые столь импонировали греку эпохи расцвета.

Ярчайшим образчиком классического по своим пропорциям дорического храма являлся храм Зевса в Олимпии, построенный архитектором Либоном в 468—456 годах до н. э. Лучше же всех сохранился прекрасный храм Посейдона в Пестуме, построенный примерно в то же время и являющийся